Харламов Владимир Иванович!С 70ти летием!

История развития альпинизма и скалолазания. Даты, события, люди.
Ответить
Аватара пользователя
Шева
Сообщения: 259
Зарегистрирован: 16 май 2013, 10:05
Откуда: Луганск

Харламов Владимир Иванович!С 70ти летием!

Сообщение Шева » 11 янв 2017, 06:17

2017-2_Харламов-открытка.jpg
Ветерану Луганского альпинизма 70
Харламов Владимир Иванович (1 разряд по альпинизму, МС по фехтованию, 11 января 1947 года рождения).

Спортом Владимир начал заниматься в 1957 году. Вначале это были прыжки в воду с трамплина и вышки. Потом его тренера забрали в армию, а новый тренер был старше и, по словам Харламова, любил выпить. Однажды в 1959 году, объясняя новый прыжок, он упал с 5-ти метровой вышки, будучи в нетрезвом состоянии, причем был в цивильном костюме. После этого Харламов, по рождению донской казак, бросил воду и начал заниматься фехтованием, что ближе по духу.

1965 г. Харламов В.И., поступил в ВМИ на механический факультет. С детства увлекался фотографией, не расставался с фотоаппаратом, в институте продолжал серьезно заниматься фехтованием — в конечном итоге выполнил норму мастера спорта. Потом шутили: мол, стал первым мастером спорта в секции альпинизма ВМИ. А началось все со знакомства Харламова с Ляпиным З.Ф. через участие студента 2 курса в ноябре–декабре в институтском фотоконкурсе. Они сблизились на теме фото. В это время ЗФ готовил материал к своей кандидатской диссертации — " Использование кино при изучении затрат рабочего времени». Пока никакого разговора про альпинизм не было.

1968 год, январь — секция альпинизма готовилась к третьему в истории ВМИ зимнему выезду в Карпаты. Ляпин задумал снять кино об этом мероприятии и привлек для съёмок Харламова Владимира. Так последний пришел в альпинизм. С участием разрядников Загирняка, Николаенко, Чегеля, Алексеева и др. под руководством Ляпина в феврале 1968 года Харламовым совершены первые в жизни восхождения на в. Говерла и Петрас. Так была выполнена норма значка «Альпинист СССР». По приезду сделан и выставлен в холле института фотостенд о карпатском выезде, смонтирован кинофильм. Харламов: «Получился вполне приличный репортаж о восхождении на вершину Говерла и катании на лыжах с горы». А весной ЗФ предложил продолжить сотрудничество и поехать в альплагерь. После нескольких выездов на скалы в «Солнечную долину» Харламов заинтересовался, а что там в горах? Летом 1968 года Харламов Владимир и Корнеев Валера едут по путевкам в а/л «Баксан» и выполняют норму 3 спортивного разряда по альпинизму. Харламов вспоминает: «Для меня это было радостным событием, хотя я уже был кандидатом в мастера спорта по фехтованию». Прошла информация, что в степи около Лутугино есть еще какие-то скалы кроме «Солнечной», поэтому в середине сентября Виктор Николаенко, Виктор Алексеев, Юрий Конышев и Харламов поехали на велосипедах искать подходящие скалы в том районе. Они нашли место, ставшее впоследствии «Лунной долиной». Там был небольшой «стеновой» участок и хороший маршрут вокруг овражка для кроссового бега. На скальном участке Харламов опережал почти всех по времени, амбициозный Загирняк очень переживал по этому поводу. Был случай, Миша в отчаянии ночью, когда все спали в палатках, тренировался на скалах при свете луны, чтобы при очередных стартах обогнать наглого Харламова. Зато на кроссе всегда Загирняк шел первым, а Володя иногда сходил с маршрута из-за проблем с голеностопом. Поздней осенью и зимой секция начала тренироваться на стадионе «Авангард», где место предрасполагает к футболу. В качестве игровых дисциплин вместо футбола Харламов и Лисиченко, тоже, кстати, фехтовальщик, предпочитают регби. Харламов: «Я футбол не люблю и предложил заменить его регби». Предложение приняли. По свидетельству Харламова, благодаря его комплекции их команда всегда побеждала, ему как атакующему не было равных. «Первое время команда, в которой был я, всегда выигрывала, а однажды Лисиченко был в противоположной команде и показал, как со мной можно справиться — он обхватил меня с мячом и занес в ворота, (на разминке в фехтовании мы тренировались с борцами, и там был успешно применен такой способ разобраться со мной). Николаенко учел ситуацию, и нам стало намного труднее побеждать». В общем, тренировочный процесс шел своим чередом, и летом все были готовы к поездке в горы.

1969 год — летом горный сезон прошел в а/л «Баксан». Харламов вспоминал: «Я получил первое руководство 2А к. тр. на вершину Виа-Тау, одно из восхождений со мной совершала Эльвира Шатаева. Кроме того, что она была красивой женщиной, еще и обладала отзывчивым характером, подсказывала, когда видела ошибку, ведь она опытнее нас, у неё не хватало одной вершины для очередного разряда. Но было неприятное событие — на восхождении на вершину Андырчи, перед самым выходом на вершину, на натечном льду, поскользнулся Витя Николаенко, страховал его я через выступ. До того момента, когда он пролетал мимо меня, я успел продернуть веревку два раза, что сократило длину падения метров на 5–6. Когда падение прекратилось, Витя повис на веревке в углу между двух плит. На этом наш сезон закончился. Возвращались мы с ним автостопом. Он не хотел показываться в аэропорту с побитым лицом (в результате падения били ссадины на лице, руках и ушиб колена). По приезду домой пришлось готовиться к соревнованиям. И вообще поездки в горы не отменяли соревнований по фехтованию. У меня в то время был один девиз — „Спорт превыше всего“. Из-за спорта я не был ни на одном выпускном вечере (тренировки перед соревнованиями), в восьмом классе, в одиннадцатом, в институте (поездка на Памир). И еще один „валет“ в голове — в день, когда я защитил диплом в институте, у меня родился сын, которого я увидел на второй день (теща работала в роддоме), а через день (в июне 1970 года) мы уехали на Памир. И с рождением дочери почти то же. Дочь родилась (март 1974 года), и на следующий день я уехал на соревнования в Киев. Правда, вернулся за день до того, как забирать из роддома, а иначе бы жена меня выгнала».

1970 год — первый выезд в Азию, в Сиаму. Рюкзаки у всех были увесистыми, рюкзак Харламова весил 59 кг, при собственном весе 60 кг, кроме этого на двоих была «авоська». Когда взвешивали вещи, ЗФ показал девушке-регистраторше свою авоську, в которой была тетрадка на 24 листа и 10 коробок кинопленки. На вопрос: «Нужно ли взвешивать?» — , было сказано: «Да нет, не надо». Регистраторша выдала всем талоны для ручной клади. На Харламова и Лисиченко пришлась «авоська» — 25 кг муки, на Николаенко — ящик тушенки, Конышеву достался маргарин, тоже 20 кг. В общем, долетели в Душанбе, не заплатив за перевес. Харламов: «Памир прошел прекрасно. Правда были „ляпы“, первый — когда мы пошли на первое восхождение на Медвежий замок, Зорий подвернул ногу и вернулся с маршрута, а мы не подстраховали его на спуске. И второй ляп на последнем восхождении на Варзобскую пилу 3Б к\с, где я был руководителем. Под вершиной мы решили оставить рюкзаки и возвратиться по пути подъёма, а это оказался маршрут 4А к\с. На разборе восхождение зачли, а руководство нет, но для закрытия второго разряда у меня хватало вершин и руководств». Ему также запомнилось из Памирских восхождений предпоследнее — в двойке с Чегелем на Фестивальную по маршруту 4А к\с. Заночевали на леднике под вершиной, в пятидесяти метрах от них группа из Красноярска, их «раздели» с кандидатов в мастера спорта до третьего разряда. Утром наши, конечно, проспали и вышли на маршрут, когда красноярцы уже были на перевале под скалами, но ребята наверстали и догнали их, когда они были на первом скальном участке, а там прошли параллельно с ними до конца стеночки и дальше все время шли впереди. Чегелю и Харламову было проще в двойке, а те были вшестером. Потом, в альплагере, красноярцы говорили — «эти луганчане, как кузнечики, только были на одной вершине, не успел моргнуть, а они уже на следующей». Кроме восхождений Харламов делал фотоотчёт и снимал кино о восхождениях. Когда проявил кинопленку, оказалось, что большая часть фильма о том, как они делали лепешки (к концу заезда хлеб закончился и луганчане, сходив в кошары к чабанам и узнав у них как печь хлеб, делали лепешки). Так, что в конечном итоге фильм назывался «Репортаж с крыши мира или лепешка по-таджикски». Сезон удачный для Харламова, закрыт 2-ой разряд, сверх пройдено две 4А, окончен институт. «Приехав с Памира, я пошел в институт получил диплом, и устроился на работу по хоздоговорной теме на кафедру экономики. Продолжилась работа по сбору материала для кандидатской диссертации ЗФ, а 24 ноября 1970 года меня призвали в Советскую армию».

1971 год — в ноябре Харламов вернулся с армии, устроился на работу в отдел технической эстетики на «100 заводе». Работа интересная, сейчас это называют дизайнерство, но уехать на соревнование было проблематично, для этого ему приходилось быть ночным дежурным по заводу, а о поездке в горы и заикаться нечего, хотя соревнований по фехтованию было много. В этом году Харламову присвоили звание «Мастер спорта СССР» по фехтованию.

1972 год — в августе перешел работать в школу учителем трудового обучения, рисования и черчения. Это уже давало возможность ездить в горы.

1973 год — Домбай, альплагерь «Алибек». Харламов: «Сезон прошел спокойно, особенно ничего не запомнилось. Кроме того, что при возвращении с вершины Домбай-Ульген нас застал дождь на гребне, и пришлось ночевать привязанными к веревке, в лагерь вернулись мокрыми». Сделаны две 4Б, одна из них руководство.

1974 год — опять Домбай, но теперь в составе Северодонецких сборов. Корнеев, Загирняк, Харламов и еще несколько человек приехали к месту будущего лагеря первыми и начали обустраивать площадку. Через день приехали остальные участники из Северодонецка. Там Харламов впервые познакомился с Мишей Бойновым и совершил с ним несколько восхождений — Эрцог, Западный Домбай, Джугутурлючат, Белала-Кая. Он Володе понравился тем, что хотя был старше других в группе, всегда спокоен, не кичился своим опытом и знаниями, если с чем не согласен, мог спокойно объяснить свою точку зрения. Сезон прошел удачно, Харламов выполнил норму первого разряда.

По приезду домой продолжились соревнования по фехтованию. И вот после одного из соревнований Харламов был в районе института и зашел в спортзал, там ребята собирались играть в баскетбол, а одного игрока не хватало. Владимир сбросил пиджак, и начали играть. В процессе игры он прыгнул за мячом, улетающим с поля, и попал на какой-то предмет, в результате порвал суставную сумку правого голеностопа. Результат — два месяца в гипсе. А лечил его травматолог из второй больницы Лебстер Борис Наумович, сын которого, Сергей, тоже занимался фехтованием. В конечном итоге Борис Наумович сказал: «Если не хочешь быть калекой, то пару лет воздержись от нагрузок на голеностоп». Тут подвернулась возможность переехать на север, и Харламов поехал, так как дома, когда друзья едут на соревнования, у него кошки на душе скребли. Харламов: «Вот так закончилась моя спортивная жизнь. Хотя и здесь я немного занимаюсь спортом, правда, более спокойным». Так продолжалось много лет, пока энтузиасты в Луганске не начали изучать «откуда есть и пошел луганский альпинизм» и вспомнили про Харламова. Используя современные средства коммуникации, вовлекли Владимира Ивановича в деятельность Федерации альпинизма. А в мае 2016 года вообще вытащили его с далекого севера России на Кавказ. Харламов стал участником традиционной Эльбрусиады луганчан. Владимир Иванович поменял мнение о своем месте в Луганском альпинизме: «И когда я нашел следы друзей-альпинистов, я понял, что кошки не разучились скрести по душе». Он понял — любовь к горам никуда не ушла. Под впечатлением поездки на Кавказ он вернулся к другому своему увлечению — рисункам. Недавно он поделился с нами двумя произведениями.

В этот январский день Луганская федерация альпинизма и скалолазания поздравляет Харламова Владимира с 70-ти летием. И с полным основанием может сказать: «Не стареют душой ветераны!».

До встречи в горах!

11 января 2017 г., Луганская ФАиС

Фотоальбом →

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость