25 лет луганской экспедиции на Хан-Тенгри — светлой памяти Николая Краснощекова

История развития альпинизма и скалолазания. Даты, события, люди.
Ответить
Аватара пользователя
Шева
Сообщения: 231
Зарегистрирован: 16 май 2013, 10:05
Откуда: Луганск

25 лет луганской экспедиции на Хан-Тенгри — светлой памяти Николая Краснощекова

Сообщение Шева » 20 сен 2017, 22:06

Восхождение луганчан на пик Хан-Тенгри в августе 1992 года

В августе 2017 года исполнилось 25 лет со дня гибели на Хан-Тенгри Краснощекова Николая Алексеевича — КМС по альпинизму, инструктора-методиста 2-ой категории, руководителя и тренера Северодонецкой секции альпинистов. Тогда, в 1992 году, это совпало с разломом Великого Советского Союза. Устанавливались границы, менялись взаимоотношения, рушились привычные коммуникационные связи. И это трагическое событие на Хан-Тенгри прошло мимо большинства. Не все знают детали произошедшего. Пришлось попросить участников восхождения вспомнить то время. Кузнецов Александр и Мельник Михаил в телефонном режиме рассказали, что осталось в памяти. Из их рассказа сложился некоторый материал, с которым познакомили третьего участника мероприятия — Загирняка Михаила. Он откликнулся небольшим письмом: «За неимением времени это будут не мои воспоминания о событиях на Хан-Тенгри 1992 года, а скорее комментарии к информации Мельника и Кузнецова». Поэтому информация от Загирняка далее изложена в виде цитирования.

1992 год, лето экспедиция на Хан-Тенгри. Мероприятие задумано было Загирняком и Краснощёковым. По мнению Мельника Михаила, команда Луганского спорткомитета заявилась в Чемпионате Украины в высотном классе, и финансировалось мероприятие областным спорткомитетом и Украинской федерацией. Приглашались все, единственно, этим желающим надо было самостоятельно решать вопрос финансирования поездки. По словам Саши Кузнецова, в то время работающего зам. директором Краснолучского филиала ОКАиС, деньги они зарабатывали промальпинизмом, и директор филиала Андрейцо Саша был против таких трат. Но Загирняк был заинтересован в участии краснолучан в мероприятии. Вобщем боссы как-то решили денежный вопрос, и Кузнецов попал в команду. Загирняк: «Мероприятие не финансировалось ни облспорткомитетом, ни, тем более, Украинской федерацией. Денежный вопрос решался через заработанное промальпом, и личные средства участников (Загирняк, Краснощёков)». Летели с Киева вместе с киевлянами, которые в коммерческом плане везли с собой на Тянь-Шань пару турок. Авиабилеты оплачивал Киев, в том числе и нашим ребятам, по сведениям Мельника, на самом деле, касательно наших, это деньги Краснощекова и Загирняка, и долетели до Алма-Аты. Принимающей стороной выступала фирма «Тур-Азия». Загирняк: «Её руководитель Вадим Хабибулин и теперь на том же месте, и при встрече со мной в этом году (2017) удивил меня тем, что помнит многие детали того 1992 года».

Некогда большая страна разваливалась, начали рваться хозяйственные и финансовые связи между бывшими республиками. Добавляла приключений галопирующая инфляция, мало того, что не проходили банковские перечисления, так и ещё деньги обесценивались прямо на лету. Ведь это было лето 1992 года. Но Загирняк и Краснощёков каким-то образом улаживали проблему в телефонном режиме. Слава богу, хоть связь работала. Далее был вертолёт прямо в базовый лагерь под пиком Победы и Хан-Тенгри на леднике Южный Иныльчек (4050 м).

И вот славная луганская четвёрка — Загирняк Михаил, Краснощёков Николай, Кузнецов Александр, Мельник Михаил прибыла под Хан-Тенгри и начала действовать. Загирняк: «В те же сроки на Южном Иныльчеке работали еще четыре украинских команды. Такие были времена. Киевляне — под руководством Игоря Чаплинского (при участии депутата Верховной Рады Юрия Костенко). Одесситы — под руководством Мстислава Горбенко. Две смешанные команды: под руководством Юрия Григоренко-Пригоды (при участии Митюхина, Бокова) и под руководством Сергея Бершова (при участии Свергуна)». У всех были амбициозные задачи. Загирняк: «Все группы действовали самостоятельно, без какого-либо взаимодействия. Команда Бершова шла на Восточную Победу». Луганчане ещё не определились с соревновательным объёктом. Выбирали между Победой и Ханом. Одесситы советовали нашим ребятам идти «одесский» рыжий кант на Хан-Тенгри. Но пока на повестке дня было тренировочное восхождение на Хан-Тенгри по пути первовосходителя Погребецкого. Луганчане и группа Пригоды начали с «классики» на Хан-Тенгри.

Принимающая алма-атинская фирма предоставила луганчанам газ, бивуачную палатку, часть продуктов. Своеобразно было организовано питание. Краснощёков ударился в сыроедение, его рацион составляла в основном пророщенное зерно и капуста. Как тут выдерживать бешеные нагрузки горовосхождения? У Загирняка своё меню питания. Загирняк: «Николай Алексеевич, действительно, в то время перешёл на особую диету (пророщенные злаки) и вынужден был всё это заносить в промежуточные лагеря. Как можно было есть замерзшие пророщенные зёрна — известно только ему. Я просто не ем солёного, острого».

1_Хан-схема.jpg
(Обозначенное на фото расположение лагерей не совпадает с луганским восхождением).

В первый день прилёта, а это было после обеда, обосновывались в базовом лагере. На следующий день решали организационные и хозяйственные вопросы. И только на третий день двинулись на акклиматизационный выход по маршруту. К сожалению, намеченный план выхода на перемычку между пиком Чапаева и пиком Хан-Тенгри (5900 м) не удалось выполнить. Сезон восхождений на Хана ещё не открыт, снега много, дорога не пробита. Решили перед крутым взлётом до перемычки у скальной стены вытоптать в снегу площадку и организовать лагерь № 1 (около 5700 м). Так и сделали, установили палатку, оставили заброску и спустились в базовый лагерь. День отдыха. Затем выход на тренировочное восхождение, в тот день добрались лишь до своей палатки, лагерь № 1. Опять за день не удалось выйти на перевал. Утром взобрались на перевал и далее вправо вверх по гребню. По рекомендациям киевлян: на гребне, на высоте около 6400 м есть удобные площадки для ночёвок. Там и наметили сделать лагерь № 2. Дошли туда, пытаются поставить высотную палатку, сильный ветер не дает этого сделать. Решают просто расстелить палатку на снегу и ночевать, завернувшись в неё, как в одеяло. Спать было очень холодно, поэтому вышли наверх поздно. Где-то на 6600 киевляне, двигающиеся в более раннем режиме, установили просторную 4-х местную палатку. Наши ребята дошли сюда, киевляне как раз спускались, а палатку оставили для своих дальнейших выходов. Надо же «коммерческих» турок затянуть им на Хана. Луганчане остаются здесь на ночёвку. Утром встали рано, было очень холодно и ветренно. Мимо прошли какие-то россияне. Двинулись и наши. По свидетельству Мельника маршрут технически не сложный, шли не связанные. Висели прошлогодние потрёпанные верёвки, местами перебитые. Пользоваться ими при подъёме было боязно.

Саше вспоминается технически сложный подъём по гребню, отвесный участок метров 40. В их случае там были провешены МАЛовские верёвки, подошёл, насунул жумар и полез. А как там проходили первопроходцы под руководством Погребецкого с их снаряжением? Ну, видно очень отчаянные ребята были в советском альпинизме в 1931 году. Загирняк: «Хотел бы только заметить, что перилами при выходе на вершины гребень пользовались не все. Они были страшные, верёвки как мочалки в много рядов. Я ими пользоваться не рискнул и шёл с ледорубом на передних зубьях правее. Во многом это было вызвано и тем, что я помнил о срыве и гибели целой донецкой команды (Сапога, Черников и другие). Они шли двумя связками по три человека и при срыве все были вовлечены в падание. Я старался идти так, чтобы надо мной никого не было».

Первым двигался Мельник, следом за ним вначале шел Краснощёков, но потом, естественно, отстал. Загирняк и Кузнецов держались вместе. Загирняк: «Отмечу, что экипированы мы были, мягко говоря, не лучшим образом. Мёрзли все, но особенно Миша Мельник, и он старался компенсировать это самым эффективным способом более быстрым ходом. Опуская нюансы, могу только добавить, что тяньшанский снег заставил меня на вершине выломать на кошках самодельные пластмассовые антиприлипы. Какие прилипы на таком холоде?»

Миша Мельник где-то в 10.30 выбрался на купол Хан-Тенгри. Подошёл к заметённой треноге, видимость была плохая: туман, облачность и по-прежнему сильный ветер. Постоял в одиночестве и пошёл вниз. Минут через 30 Мельник встретил двойку Загирняк — Кузнецов, обменялись информацией и разошлись. На гребне уже было людно. Через некоторое время Миша встретил Краснощёкова, тот шёл очень тяжело, Мельник пытался отговорить его от дальнейшего подъёма, но Н.А. не согласился. В поздних разговорах Загирняк-Кузнецов упоминали, что при спуске встретили Краснощёкова на последнем простом предвершинном взлёте. Тому до вершины меньше часа было идти. Загирняк: «Последний раз Николай Алексеевича я видел на снежном куполе под самой вершиной. Следы на снежном гребне были глубокие, и при подъеме нужно было просто утрамбовывать в них ноги и опираться на ледоруб справа или слева. Мы уже шли вниз, а Краснощеков поднимался. При встрече я спросил Колю: «Всё нормально?». Он шёл в своей манере, раскачивая туловище, и ответил типа: «Угу». Мельник добрался до места последней ночёвки на 6600. Стал ждать ребят, к 15 часам спустились Загирняк, Кузнецов. И уже пошли слухи, что кто-то улетел. Загирняк: «Когда мы с Сашей Кузнецовым на спуске подходили к снежному ножу, шедшие на встречу, словаки сообщили нам, что кто-то пролетел по склону. Мы не могли видеть, т. к. это произошло за нашей спиной». Сверху подошли чехи и протягивают нашим ребятам нож, в котором они опознали вещь Краснощёкова. Начали проясняться подробности срыва Н. А. На одном из участков спуска, где по пути подъёма крутовато, а вот рядом по склону вроде положе, но зато там лёд и вмерзшие скалы. Учитывая, что Краснощёков принципиально не носил «кофлаков», а ходил в окошкованных валенках, да ещё при подъёме у него была проблема с креплением одной из кошек, постоянно соскакивала, и Краснощёков запросто мог снять одну кошку (версия). По всей видимости, именно в таком месте, порывом ветра Краснощёкова бросило лицом на склон, там лёд, зарубаться нереально, и как сказали очевидцы, наблюдавшие срыв, даже попыток к самозадержанию не было. Сначало падение было «голова — ноги» по кулуару, а затем вылет на стену. Загирняк: «Жизнь его оборвалась в 40–50 метрах от вершины острого снежного хребта — Хан-Тенгри. На спуске. Маршрут был сложный, на нем за несколько лет до этого погибли чемпионы Советского Союза из Донецка. Но все самое трудное уже было пройдено, и альпинисты шли несвязанными по снежному куполу — месту, продуваемому сильными ветрами. Он шел в четверке последним… Это не был срыв или техническая ошибка. Видимо, что-то произошло со здоровьем. А может, просто несчастный случай. Об этом теперь не узнать. Словаки, шедшие сзади, говорили, что Николай Алексеевич наклонился, вставил ледоруб и вдруг, оставив его вместе с рукавицей в снегу, стал падать назад. Потом покатился по склону» (из газеты «Огни Северодонецка» 23.01.2003).

Согласно «Полного списка погибших альпинистов», составленного Владимиром Шатаевым и Геннадием Стариковым, трагический срыв произошёл 1.08.92 г. на высоте 6950 м, практически с вершины. Глубина падения почти 2 км, до высоты 5000 м.

Наши решили спускаться дальше вниз. Уже в темноте попали к своей палатке под перемычкой. Загирняк: «Утром возникла проблема поиска тела на громадных просторах склона Хан-Тенгри. Неуместно в этом случае говорить, но нам колоссально повезло. Наблюдая за склоном, мы из всех чёрных точек выделили правильно одну. Тут снизу подошла группа киевлян, они вызвались сходить на склон в разведку. Игорь Чаплинский убедил меня в том, что они смогут всё необходимое сделать сами, а нам предложил спускаться в базовый лагерь. Оставалось только надеяться на их удачу или планировать отдельный выход. Удача им сопутствовала, по связи киевляне передали, что нашли тело Краснощёкова». Киевские коллеги сами спустили тело до начала ледника.

2_Хан-место_падения.jpg
Примерная схема падения Краснощекова.

(По словам участника восхождения Загирняка: «Место нахождения тела теперь указать очень сложно. Ледовый покров изменился. Это может быть любая точка в центре снежного поля по линии падения воды от вершины».)


Возникла проблема, как транспортировать груз «двести». Надо заказывать цинковый гроб и прочее. Загирняк: «Началась эпопея транспортировки груза «200». В этот злосчастный сезон на Южном Иныльчике на моих глазах разбилось два вертолёта: армейский и пограничников. Мне уже казалось, что вылететь вообще не удастся. Но, в конце концов, сейчас уже не помню, какие-то проблемы с гражданской авиацией были решены и прилетел знаменитый аэрофлотовский экипаж (командир Иванов). Он забрал травмированные экипажи двух МИ-8 и нас с грузом «200». Хорошо помню свои хождения по силовым структурам, особенно прокуратуру, а еще проблемы с моргом и самолётами. Оказалось, далеко не каждый, даже большой, самолёт мог взять на борт груз «200».

Да и сам полёт требовал денег. Оплачено-то было централизованоое возвращение вместе с киевлянами. На Украине к этому времени вместо денег стали ходить купоны. В итоге в Алма-Ату с настоящими рублями прилетел на помощь Андрейцо Саша. Загирняк: «Не могу не написать о сверхъестественной, по нынешним временам, консолидации альпинистов Луганской области. Прилёт Саши Андрейцо в Алма-Ату с собранными по миру деньгами. Приезд ГАЗ-66 в Ростов (бригада Николая Волохатых, Вити Петренко и другие). Было сделано всё возможное, чтобы тело Николая Алексеевича было доставлено в Северодонецк».

Самолёт с печальным грузом и ребята прибыли в Ростов. Там на а/м ГАЗ-66 их встретил Волохатых Николай, Петренко Виктор и переправил на родину. Слава Богу, с границами еще не было проблем.

Двадцать пять лет прошло. Материал посвящен светлой памяти Николая Алексеевича Краснощекова и приурочен к «Кубку памяти 2017».

3_Краснощеков_НА.jpg
12.12.32–1.08.92

Сентябрь 2017. Луганская ФАиС.

Материал подготовил Алексей Шевченко
тел. +38 066 2576561, 072 1293604
e-mаil: shag1@i.ua

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 2 гостя