Франция - 30 лет назад

История развития альпинизма и скалолазания. Даты, события, люди.
Ответить
Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 28 июл 2019, 13:10

Франция - 30 лет назад.
фото 05.jpg
В 1989 году в августе (с 28.07 по 22.08.89 года) состоялась первая поездка во Францию альпинистов Луганской (Ворошиловградской) области. Поездка была осуществлена по так назывемому безвалютному обмену.
Безвалютный обмен в советском альпинизме был с незапамятных времен. Благодаря ему советские видные альпинисты имели возможность делать восхождения за рубежом, расплачивались встречным приемом иностранных спортсменов в наших горах. Нас эта «лафа» обходила стороной, спрос гораздо превышал разрешенное.
Наше время наступило во время перестройки. Высокий уровень альпинизма в Ворошиловградской федерации и, конечно, мастерство работы в «высоких» кабинетах одного из наших тренеров, Загирняка Михаила Васильевича, позволили получить первую поездку по безвалютному обмену в ГДР. Она состоялась в феврале-марте 1987 г. Вторая ровно через год в Польшу, в 1988 г.
По требованиям советских норм, мы, благополучно, без замечаний, съездили два раза в социалистические страны, и теперь наступал черед капстраны. Волею судьбы ей оказалась Франция, да еще в год 200-летия Великой Французской революции.
С весны 1989 г. началась подготовка к поездке. Самой первой и очень сложной проблемой выдался отбор участников среди массы достойных и желающих. Вышли из ситуации простым и элегантным образом – через «Гамбургский счет».
Из-за экономии времени и текста не будем объяснять что это. (Вот бы узнать автора этой идеи!) В группе должно быть 15 человек, двое идут автоматом – это Николай Михайлович Кравченко, зам.председатель Ворошиловградского облспорткомитета и еще Управление альпинизма при ВЦСПС «всучит» нам своего человека, значит нам надо отобрать 13 человек среди себя.
Жаль, нет полного списка претендентов, но сохранились в архиве результаты этого «счета»:

ПРЕТЕНДЕНТЫ НА ПОЕЗДКУ ВО ФРАНЦИЮ В АВГУСТЕ 1989 года
( ГАМБУРГСКИЙ СЧЕТ - устроен ориентировочно в апреле 1989 года)

1. Загирняк М.В. - 5 баллов, (в тексте - МВ) - из Ворошиловграда.
1.Загирняк М.В..jpg

2. Корнеев В.Н. - 10 баллов из Ворошиловграда
4. Корнеев В.Н..jpg

3. Супрун В.И. - 16 баллов из Ворошиловграда
7. Супрун В.И..jpg

4. Волохатых Н.Г. - 22 балла из Ворошиловграда
6. Волохатых Н.Г..jpg

5. Брагин В.М. - 22 балла из Ворошиловграда
9. Брагин В.М..jpg

6. Шевченко А.Г. - 31 балл (в тексте – я) - из Ворошиловграда.
8. Шевченко А.Г..jpg

7. Варейкис В.А. - 41 балл из Коммунарска.
11. Варейкис В.А..jpg

8. Цымбал Л.В. - 45 баллов из Ворошиловграда.
10. Цымбал Л.В..jpg

9. Андрейцо А. - 47 баллов из Красного Луча.
14. Андрейцо А.П..jpg

10. Ляпин З.Ф. - 51 балл (в тексте – ЗФ) - из Ворошиловграда.
5. Ляпин З.Ф..jpg

11. Савостиков В.В. - 59 баллов из Ворошиловграда
12. Савостиков В.В..jpg

12. Кузнецов А.А. - 60 баллов (в тексте Кузя) из Красного Луча.
15. Кузнецов А.А.-1.jpg

13. Ткаченко Т.В. - 65 баллов из Ворошиловграда.
13. Ткаченко Т.В..jpg

14. Кравченко Н.М. - вне конкурса (в тексте - Гауляйтер) - из Ворошиловграда.
2. Кравченко Н.М..jpg

15. Рамазанов – представитель ФА СССР (в тексте – «Нальчик») - из Нальчика.
3. Ромазанов.jpg

Продолжение следует. Дальше читайте описание поездки в «загнивающий Запад» на основе дневниковых записей участника поездки Шевченко Алексея Григорьевича.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 03 авг 2019, 16:16

Часть вторая.
Экономический ликбез:
На момент поездки официальный курс 1 рубль = 10 французских франков, на «черном» рынке – наоборот. Николай Григорьевич Волохатых, когда принимал в СССР наших французских друзей, выдал им по 100 советских рублей на карманные расходы. В итоге по приезду в Париж каждому из нас вручили эквивалент в 1000 франков, тоже, так сказать, на карман. Еще мы взяли во Францию титановые ледобуры для реализации. Учитывая, что цена изготовления ледобура где-то около 6 рублей, а в спортивных магазинах Франции он продается за 115 – 120 франков, мы за изделие просили по-божески – 60 франков. Вот за эти деньги, как шутя сказал Супрун, мы наметили купить пол-Франции.

И так дневник.
28.07.89. Уезжаем на московском поезде в 18.10. Дробышев, вместо обещанных горных ботинок привез мне старый альпинистский вибрам, но и он мне мал. Корнеев мне предложил свои ботинки, ему подогнали вариант по лучше. Володя Родин притащил целую сетку груш нам в дорогу. Прощание с друзьями, под марш Славянки трогаемся. Нас пока 13: Супрун уже в Москве, оформляет наши выездные дела, еще один – Рамазанов, присоединится к нам в столице.

29.07.89. 14 часов. Москва, Павелецкий вокзал, стоим у груды своих вещей, среди них две тяжеленные бочки со снаряжением на перроне. Где же Супрун? А вот и он медленно приближается. С тревогой всматриваемся в выражение его лица. Как там дела с выездом? Всё ждем подвоха от нашей бюрократии. Слава богу, все нормально. Носильщиком переправляем вещи на площадь. Остаемся: Волохатых, Савостиков и я, ищем транспортную оказию, остальные с рюкзаками на метро уезжают на Белорусский вокзал. Николай нашел частника, грузим в «Москвич» бочки и свои вещи, Волохатых с ним, а мы на метро. Наш поезд вечером с Белорусского вокзала, устанавливаем дежурство у вещей и разбегаемся. Я отправляюсь на Красную площадь. Какая-то она маленькая, в воспоминаниях она по грандиознее. Да и все на ней тоже. Походил немного по ГУМу, купил значков на сувениры, свирель. Пора возвращаться, что-то и метро свой былой блеск утратило. С Цымбалом сходили в столовую, очень хотелось борща. Мы понимали – это последняя возможность на всю поездку. Рубали какой-то суп и удивлялись сообщению о порошковой сметане в Москве. Буквально перед поездом на вокзале постригся за 3 рубля. Брагин пример показал. Долго не могли нам сказать: с какого пути отправляется наш поезд, да еще вдобавок задержали его отправление. Наконец-то в 21.00 тронулись. Купе неудобные, по 3 человека. Зато занимаем ровно 5 купе. Разместились: Супрун, Шевченко, Савостиков (это так по полкам сверху вниз). Затащили к нам еще и бочку. Допоздна играли в карты. Образовалась стихийная компания, куда не вошли Корнеев, Ткаченко, Загирняк, Ляпин, Ромазанов, ну еще Брагин. Хотя последний заглядывал, полрюмки с нами пропустил.

30.07.89. Днем в Бресте досмотр и пограничный контроль. Все проходит без вопросов к нам. Сравниваю с поездкой в 1988 году в Польшу, процедура все более превращается в пустую формальность. Целый день едем по Польше, поздно вечером пересекаем границу Западного Берлина.

31.07.89. За окном ФРГ, всё в идеальной чистоте и аккуратности, много зелени. Нет ни одной чадящей трубы, экологию здесь бдят. Незаметно попадаем в Бельгию. Без всяких пограничных процедур. Пейзаж за окном по-проще. Наконец и Франция, это видно по редким населенным пунктам, а лишь леса и поля. Въезжаем в Париж. Внутреннее напряжение несколько разряжается картинкой двух типов, справляющих малую нужду. До боли знакомая картина. Выгружаемся на перрон крытого вокзала. Где же наши французы? А вот и они. Радость встречи, объятия и все такое. Двигаемся с вещами на улицу, в нашем распоряжении два микроавтобуса: «Форд» и «Пежо» с надписью на боку «AVIS», что означает аренда. Небольшая экскурсия на колесах по Парижу. По просьбе Брагина заезжаем в WC, затем добираемся до Монмартра. Здесь везде следы праздника «200 - летия Парижской коммуны», ведь именно с этих холмов началась революция. Едем в пригород Парижа, в местечко Сант-Даламбер (святой Даламбер). Размещаемся в детском приюте - на время летних каникул он пустует. Рядом с нами группа студентов из Дании. К нашему приезду во дворе сооружена гора из стеллажей и накрыта белой простыней, а также советским и французским флагами. Рвемся все в душ. Проклиная капитализм, моемся в холодной воде, горячей почему-то нет. Вот здесь нас поселили:
Вложения
фото 01.jpg

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 04 авг 2019, 13:54

В тот же день идем на прием в мэрию. В небольшом здании местного совета накрыт стол. В начале приветственные речи с обеих сторон, затем к столу. Жареный картофель в виде сушеных хлопьев (сейчас – это чипсы), соленые орешки, креветки, которые вначале не знали как есть, ну и много красного вина.
Довольные таким теплым приемом, возвращаемся к себе.
Вечером ужин в столовой, показываются слайды автоматическим проектором, пьём, угощаем соседей по кафе (датчан) нашей перцовкой. Обстановка размягчается, незнание языка уже не столь высокая преграда для общения. Савостиков, Цымбал с гитарой через микрофон устраивают хоровые пения. Поем Калинку, Катюшу, Подмосковные вечера, наши альпинистские песни. Местная шансоньетка исполняет свой французский репертуар. Весело.
фото 02.jpg
С удивлением смотрю, как напротив меня, рядом с Супруном, молодая, коротко стриженая особа безропотно поглощает нашу водку без всяких видимых признаков опьянения. Веселый ужин кончается. Переходим к себе в домик, и «квас» продолжается. Время полночь, по телевизору показывают фильмы с сексуальным сюжетом, видимость, правда, не очень. Хозяева объяснили: для просмотра таких ночных передач надо платить, тогда телевизор снабжают специальной приставкой. Но нам и так все видно. Легли поздно ночью. Еще вспомнили проклятый капитализм за отсутствие подушек.

1.08.89. Ранний подъем. Французский завтрак: кофе-чай, булочка с маслом и варенье. Выезжаем на наших белых автобусах, к вечеру надо быть в Шамони. Автотрассы здесь сказочные, въезжаем на платную автодорогу, на специальных воротах у автомата водитель берет карточку, где указано время и место въезда. Трасса Париж – Лион, 3-х рядная в каждую сторону, нет никаких перекрестков, пересечений, огорожена, не съедешь – не заедешь. Самое удивительное – даже назад не повернешь, если чего-то забыл, то развернуться можно только через 200 км. По краю дороги стоят столбики вызова технической, медицинской и другой помощи. Проезд стоит дорого, этот участок дороги для нашего микроавтобуса обошелся в 80 франков, для больших автобусов – дороже. Параллельно есть сеть бесплатных дорог, но комфорт соответствующий. Видели, как забирали с дороги пострадавшего вертолетом, зацепили тросом и втянули в кабину. За окном чудесный сельский ландшафт, аккуратные поля, лесочки, речушки, всё, как нарисованное. Многие поля убраны, не видно людей, техники, хотя все скошено-убрано. Солома оформлена в большие рулоны. И никакой «битвы за урожай». В нашем автобусе русская француженка, Ольга Владимировна, она родом из России, но уже давно живет здесь. А за рулем её муж Клод, оба уже на пенсии. Расспрашиваем её о местной жизни. Безработица есть, но в течение года получают пособие 3000-4000 франков ежемесячно, далее надо обязательно представить документы, что не можешь найти работу по специальности. Многие молодожены, имеющие малых детей, злоупотребляют этим и специально на год бросают работу. Большие социальные программы. Обязательные страховки каждого работающего и потом естественно выплаты в случае болезни, травмы, других несчастий. Время обеда, останавливаемся на заправочной станции, заходим в магазинчик – глаза разбегаются, но цены щипаются. Вытаскиваем харч с машины, на траве сооружаем обеденный стол, корзина с бутербродами, бужениной, сырами, фруктами, кофе и великолепным бургундским вином. Жизнь повеселела.
фото 03.jpg
Опять на трассе, скорость постоянно держим 110-120 км/час, но не ощущается. Иногда нас обходят другие машины, как стоящих. Выезд с платной дороги Париж – Лион. Кабинка с работником, не выходя с авто протягивают карточку, взятую на входе, говорится сумма, платишь и поехали дальше. Сворачиваем налево. И вот пошли уже предгорья, мы въезжаем в Альпы. Тает цифра километража до Женевы на дорожных указателях. Когда осталось 14 км свернули вправо к Chamonix. Так здесь обозначают Шамони. Кругом уже настоящие горы. Удивительны низкоспускающиеся языки ледников, прямо среди леса. Четко выражен резкий горный рельеф. Альпы геологически моложе Кавказа. Проезжаем поворот в тоннель, который сквозь массив Монблана выводит в Италию к Турину. Едем в самый верх ущелья, местечко называется Ле Тур. Здесь 4-х этажная гостиница французского альпинистского клуба.
фото 04.jpg
Долго не можем разместиться, наша единственная дама, Таня Ткаченко, должна выбрать себе соседа по нарам. По-другому никак. Предоставили ей право выбора, Татьяна останавливается на Цымбале. Остальные расселяются по 3-м другим номерам с 2-х ярусными кроватями. Ужин на 1-м этаже, особыми блюдами нас не удивишь, но добивает сырая вода вместо чая, а кипятку не выпросишь. Душ тоже не удовлетворил, эти проклятые капиталисты экономят на всём, вода чуть горячая. После дальней дороги привычного вечернего «кваса» не было.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 05 авг 2019, 20:17

2.08.89. В 7 часов ЗФ объявил у нас в комнате подъем. Я в единственном числе выбежал на улицу, сделал небольшую пробежку-разминку. Погода не балует, прохладно, туман. С 7.30 до 8.30 «петитдежанейр», дословный перевод с французского – «маленький завтрак». Действительно маленький: булочка (зато хлеба валом), масло, конфитюр и кофе-чай-горячее молоко. Варейкис страдает с отмороженным пальцем на ноге, его отправляют в больницу в Шамони, там хорошие специалисты по отморожениям. После Ольга Владимировна нам высказывала, что нельзя больным ездить за границу, лечение стоит здесь больших денег. После обеда едем в Шамони для встречи с альпинистской общественностью, слева мощно возвышается Пти-Дрю и знаменитая стена с маршрутом Бонати. Каждый из нас, наверное, подумал о возможности восхождения по ней. Городок небольшой, очень красивый, в небе соцветие парапланов. Далее пешком идём по многолюдным улочкам, боимся потеряться, на лифте поднимаемся на верхние этажи какой-то гостиницы. Опять приветственные речи, присутствует президент местного альпинистского союза, а также вице-президент французской федерации или что-то в этом роде. Вышли на обзорную площадку, прекрасный вид окружающих гор во главе с Монбланом, корреспондент местной газеты фотографирует нашу группу (потом выйдет газета со статьей и фото).

фото 05.jpg
Вот контекстный перевод газетных статей:
Пятнадцать советских альпинистов в Шамони: кавказская элита и принимающие гостей лидеры Ф.Ф.М.Е. и C.A.F.
«Пятнадцать альпинистов из Ворошиловграда, в основном украинцы, были приняты французской федерацией альпинизма и альпийского клуба Франции на шестом этаже Парк-отеля в Шамони, чтобы достойно отпраздновать этот визит Кавказа в Альпы. Несмотря на языковые проблемы, встреча была очень теплой.
Встреча организована под знаком дружбы и обменов. Это новая формула сотрудничества, основанная на взаимности и позволяет более чутко подходить к посещаемой стране, обогащая ее богатый опыт. Советские власти хотят приумножить это в рамках своих горных центров на Кавказе, Памире и Тянь-Шане. Эти высокопоставленные гости из Ворошиловграда должны будут сделать восхождения в Альпах, в том числе на Монблане и посетить массив Уазан. Их пребывание закончится визитом в Париж, прежде чем отправиться в СССР 19 августа.
Ворошиловградские альпинисты были приглашены Ассоциацией «За жизнь для образования молодежи Сен-Ламбер-ле-Буа». Этот обмен родился совершенно случайно: вице-президент FFME поднимался на подъемнике в горах, там он встретил чиновника MJC de Villebon, который рассказал ему об этой группе альпинистов и предложил ему поехать на Кавказ. Благодаря этому обмену между 15 альпинистами Клуба скалолазания и альпинизма и 15 альпинистами Клуба Ворошиловграда, французы смогли приехать на Кавказ и совершить восхождения на Гумачи, Джантуган, Когутай, Донгуз-Орун и, наконец, Эльбрус с его западной и восточной вершиной. Эта экспедиция позволила отпраздновать 14 июля двухсотлетие Французской революции на Эльбрусе, и в этом приняли участие две женщины».

Немножко поразвлекал Кравченко, занявшись своим любимым делом – вручением сувениров и рассказом об успехах спортсменов Ворошиловградщины. Мужики, не выдержав длительных излияний Гауляйтера, потянулись к столу. Прекрасное французское шампанское, соленые орешки, разговоры. Прием окончен. Съезжаем лифтом вниз, на столике у администратора привлек внимание толстый фотоальбом «Франция». Да! Вот бы был отличный сувенир. По вечерним улицам Шамони возвращаемся к своим автобусам.

3.08.89. Во второй половине дня намечен выход в горы. А после завтрака отправляемся в Шамони. Бродим по улочкам, интересуемся, естественно, магазинами, значки очень дорогие – по 30…50 франков. Завороженно стоим у витрины с аппаратурой. Есть вещи по нашему карману. Нам еще в Сант-Даламбере выдали по 1000 франков, да ещё надеемся «загнать» ледобуров. Заглянули в магазинчик уцененных товаров. О! Есть вещи вообще бесплатные, к примеру, наручные электронные часы на наши деньги по 1,5-2 рубля. Но нам советуют ничего здесь не брать, в Париже будет еще дешевле.
фото 06.jpg
Дома собираем рюкзаки, Волохатых отдает мне поношенные свои «кофлаки», они немного велики для меня, но все же лучше корнеевского вибрама. После обеда (здесь, кстати, нет обеда, а есть второй завтрак) на автобусе подъезжаем к фуникулеру и на 2-х очередях поднимаемся к леднику Аржентьер. Буквально рядом справа маршрут Бонати на Пти Дрю. Спускаемся на снег. Говорят одеть кошки и связаться, будет спуск на ледник – опасно. С Брагиным идем последними. Чем-то недоволен Саша Андрейцо. Оказывается что-то оставили наши на снегу. И тут же Саша забывает около меня свой фотоаппарат, мне приходится подобрать его, а также тяжеленный «Зенит» Волохатого, чуть шея не отвалилась. И нести, кстати, пришлось до самой хижины. Очередь у спуска на ледник, 15 м спуска, небольшой полузасыпанный бергшрунд, терпеливо с Брагиным ждем своей очереди. С удивлением наблюдаю, как проводник спускает целую гроздь из 5 человек, где трое женщины, страхуя через плечо. Как-то академично и непривычно для нашего глаза. Стоит на самом краю, даже не расперся как следует. Достаточно одному клиенту хорошо дернуть этого проводника и все будут внизу. При такой технологии хождения проводники должны гибнуть пачками. Терпеливо дождавшись своей очереди, спускаемся, и тут прямо по нашим головам, не взирая ни на что, шарашит следующая группа. Оказывается: здесь в очереди не стоят, а идут, как считают нужным. Ледник, кстати, простой, трещины видно. По такому, как сказал Загирняк: «Мы дома ходим в тапочках». А тут связались, окошковались, как настоящие. Но в одном месте Брагин сквозанул и поранил кисть. На льду каша из воды и мокрого снега. День солнечный, радуюсь, что надел пластиковые ботинки, вибрам бы здесь промок. Спустились до горизонтального ложа ледника. Идти с непривычки тяжело, у меня горный перерыв почти три недели. Слева вверху на морене виден приют. Над нами пролетает вертолет и садится на крышу хижины. Вот комфорт! Трудно взбираться на морену, хотя и по тропе. Двигались от фуникулера 2,5 часа. Хижина великолепная, вся из дерева, 2-х этажная. Сдаем продукты на кухню, там централизовано готовят питание. Это собственность французского альпинистского клуба. Ночь здесь стоит 70 франков, для членов союза - 35 фр. Осматриваем окрестности, великолепные виды. Прямо напротив нас отвесы и кулуары пика Quwerte. Смотрим описания, оказывается, многие стены по 500 – 700 м еще никем не пройдены. А говорили, что Альпы уже все исхожены. Да тут такие первопроходы можно молотить!
фото 07.jpg
Нам выделяют комнату с 2-х ярусными нарами, одно одеяло на себя, другое можно использовать вместо подушки. Загирняк формирует команды. Он тут вообще гоголем ходит: «Мы на них сверху пописаем» и т.д. Миша собрал себе компанию: Загирняк, Андрейцо, Кузнецов, Брагин. Их ведет Даниэль. Ну а с нами молодой Жофруа: Корнеев, Ткаченко, Савостиков, Шевченко, Волохатых. Остаются на хижине Цымбал, Ляпин. Вечером долго делим снаряжение, зачем-то нужны налобные фонари. Волохатых говорит: «Вспоминаю Кавказ, без фонарей и кошек французы вообще не ходят».

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 06 авг 2019, 18:33

4.08.89. Подъем, как на Кавказе, в 4 часа. Без привычного горячего чая тяжело трогаться в дорогу. Темно, везде видны поднимающиеся огоньки – действительно массовое увлечение альпинизмом. Наши французы опять не выяснят вопрос с веревками, никак не можем выйти, и не поймем в чем загвоздка. Утром у нас нет переводчика, долго толчемся на месте, нас заставили вытащить с рюкзаков веревки и показать. Наконец пошли, тропа хорошая, очень здорово помогают фонари. Группа Загирняка давно ушла в другую сторону. Немного по леднику, снег подмерзший, но «Кофлаки» отлично бьют на нем ступени. Небо чистое, будет отличная погода. С Савостиковым немного отстали. Подошли под маршрут, одеваем кошки, связываемся по парам: Савостиков – Шевченко, Корнеев – Ткаченко, Волохатых – Жофруа. Небольшой крутой подъем, затем траверс. Витек движется первым, идем одновременно. Выход в кулуар, Савостиков никак не решится тронуться дальше, летят камни, снег, лед. Вверху кулуар разветвляется, и по каждому ручейку сандалят группы, идут грязно. Кое-как выдвигаемся в кулуар, как на войне, постоянно надо уворачиваться от «подарков». Витек, на чем свет стоит, ругает этот «свободный» альпинизм, когда каждый идет, как хочет и куда хочет. Краем глаза справа замечаю парочку клоунов в кошках и с ледорубами наперевес карабкающихся на отвесные плитообразные скалы. Еще подумал: сейчас долазятся. Разглядеть их получше мешает собственная тревожная жизнь. Опять пошли «подарки», и с Витьком размазались по стенкам кулуара. Непонятно, зачем здесь нужна веревка, ведь не страхуемся же? Кое-как выбираемся на перемычку, наши чуть выше на гребне. Снизу раздается грохот упавшей плиты и через время тревожные выкрики. Точно, клоуны долазились. Жофруа переговорил о чем-то на расстоянии. Показал жестами нам, что надо вниз. Ну, всё – отходились. Ругая, на чем свет стоит, такую систему горовосхождения, одеваем с Савостиковым только что снятые кошки. Опять, как и в Узунколе, спасработы преследуют. Спускаться по ледовому кулуару не подарок, хотя крутизна не более 50 градусов. Тем более у меня есть ледобуры. По соседнему кулуару бойко спускается чужая двойка французов и наши ребята, и так уверенно. Потерпевшие клоуны стоят друг против друга и мирно беседуют, видно ничего страшного. Но что это?! Мы бежим мимо! А помощь? «Вниз – вниз!» - кричит Жофруа. Стойте! Ничего непонятно. Оказывается надо бежать вниз за вертолетом, с которым и прибудет помощь пострадавшему. Но зачем всем бежать? В общем Волохатых и Жефруа погнали вниз к хижине, а мы повернули назад и второй раз прошли ледовый кулуар. Сняли кошки, Корнеев показал на другой швейцарской стороне мощный массив Монте-Розы. Путь по гребешку простенький, идем одновременно, лишь в одном месте преодолели залитые льдом скалы, пришлось пристраховаться. Видели прилетевший вертолет, покружился над нами, затем зашел за гребень и снял пострадавшего. Прилетал туда и второй раз. Вот сервис! А у нас бы в горах пришлось упираться: спускать-тащить пострадавшего. Зато, с другой стороны, здесь такой примитивный способ вызова помощи – нарочным. Выходим на вершину, великолепная погода, фотографируемся. Здесь двойка французов, академично утюжившая перед нами подъемный гребень.
фото 08.jpg

Мы не знаем путь спуска, единственно, что слышал Валерка – это «не спускаться далеко в Швейцарию». Внизу видно аккуратное, красивое, окруженное живописными зелеными лугами швейцарское село. У французов есть описание и там показан спуск, текст мы не понимаем, ориентируемся на рисунок. Все полки с этой стороны завалены свежим снегом, мыкаемся туда-сюда в поисках спуска. Кое-как попеременно сползаем по гребешку, французы подготовлены на уровне наших значкистов. Крутимся на спуске, вообще странно – маршрут популярный, а нигде ни каких следов, ни крючьев, ни петель. Здесь должен быть дюльфер, пришлось оставлять свою петлю. Вертикальный спуск 30 м, пускаем по своим веревкам французов, слушаются нас беспрекословно. Иду последним. Затем траверс, вызвались идти французы, пожалуйста. Делают промежуточную петлю за торчащий палец, издалека видно, что живой. Двигаюсь за ними. Татьяна кричит, чтобы использовал их петлю. Я ей советую потом посмотреть самой этот выступ и прохожу мимо. Татьяна не успела – палец упал раньше, чем она подошла. Наши попутчики работают академично-бездумно, вне зависимости от рельефа двигаются только попеременно. Савостиков шутит: им кто-то раз показал так ходить, вот они и ходят. Честно говоря, я не знаю, как бы эти французы в таких сложных условиях самостоятельно спустились. Дальше совсем просто. Развязываемся, снимаем кошки. Солнце топит снег, спуск по леднику. Оп! Трещины пошли. Опять связались, и вовремя, буквально сразу ногой попадаю в «шурх», но повезло – мостик снежный выдержал. Умаялись. Доходим до горизонтального ложа ледника. Где-то рядом за ребром приют, решили часик отдохнуть. Поели все продукты: сладкий хлеб, апельсины, шоколад, сухофрукты. Сразу веселей пошлось. Идем траверсом по морене, под ногами всё сыпется. Еще раз убедился в великолепии пластиковых ботинок, на вибрамах бы тут без конца соскальзывал. Пришли, всего-то пути оказалось 40 минут. Эх, сейчас бы горячего чая, поесть, да поспать. Встречает нас наш молодой француз Марк, готовит теплую воду на газовой горелке, пытается накормить какими-то крохами. Я с тоской вспоминаю наш Узункол, где бы нас друзья залили с головой горячим чаем, соком, различной едой, ну а тут соси … . Сейчас прикорнуть где-нибудь на нарах часок, но все закрыто, в приют пускают только за плату и на ночь. Проклятые капиталисты! Кругом много людей едят своё, пьют чего-то с банок, а тут слюной исходишь. Нет, в этом отношении наш социализм лучше! В довершение всех бед оказывается надо спускаться в Шамони, а т.к. уже поздно, и канатка не работает, пешком это составит 6 часов. А где вторая наша группа? Не понятно. Собираемся и идем вниз. Я шокирую встречных на леднике своим видом, их удивляет не присутствие на мне лишь шорт, кепки, рюкзака и горных ботинок, а отсутствие обвязки, каски и кошек. Два мира – две школы альпинизма. (И только через 25 лет я случайно узнал, что такие меры предосторожности – это условия страховых компаний, а иначе при страховом случае тебе не выплатят положенной суммы). Дорога не все время по леднику, есть непроходимые места, двигаемся по склону по хорошей тропе. Кое-где металлические перила, встретилась даже лестница. Шокируют вбитые в стену педали-ступеньки, есть даже толстенный канат. Сил нет терпеть на ногах ботинки, страшно давят на косточки. Переобуваюсь в мягкие польские кроссовки, рюкзак, естественно, потяжелел. Спустились уже до зелени, но Шамони еще далеко внизу. Совсем уже не идется. Отстал от наших. В одном месте вижу помятые кусты, траву. Упал что ли кто-то? Нагоняю хромающего Савостикова. Говорит: расслабился, колено подвернулось, и он упал. Клянет на чем свет стоит такой альпинизм, эту Францию. Стоило ехать в такую даль, что бы мучить так свой организм. И ради чего? Непонятно. Смеркается, огни Шамони все так же далеко внизу. Действительно, ради чего такое уродство, по 18 часов беспрерывной, полуголодной работы. Остались бы в хижине и завтра спокойно бы спустились на канатке. (Про то, что ночевка в хижине стоит денег, я даже не подумал). Стало совсем темно. Витя чуть вперед ушел. У меня пошла носом кровь, ложусь в траву и никак не могу остановить кровотечение. Догоняют какие-то немцы, оказывается не одни мы дурачки. Знаками показываю, что все в порядке, помощь не нужна. Догоняю уже обеспокоенного Савостикова. Вместе достаем хромающего Марка, он от усталости упал на дороге и ушиб ногу. Слава богу, спустились, нас встречают Клод и Ольга Владимировна на автобусе, бросаем рюкзаки. Предлагают сок. Странно, ведь хотел пить, а тут сделал глоток и всё. Чаю бы горячего! В нашем доме, не смотря на поздний час, почти 23 часа времени, горит свет и ждет ужин. А есть уже не хочется, так поклевал немного.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 11 авг 2019, 08:37

5.08.89. Утром прибыла группа Загирняка. Оказывается: их проводник по пути передумал вести на намеченный маршрут, а выбрал другой, где пятерочное лазание. А снаряжения же не взяли, вот и налазались. После завтрака отправились гулять по окрестностям. Рядом с нами подъемник кабинный, интересно работает накопитель. Так и не понял, как это конструктивно выполнено: кабина на конечных пунктах перецепляется с быстрого троса на медленный, а затем наоборот. Взял с собой десяток ледобуров. С ними вообще комедия, договорились, что реализовывать их будем централизованно. А когда наметился кризис в этом вопросе, магазины не берут наш товар, Загирняк решил, что он со своим английским решит свою проблему и запросил свою долю ледобуров. И тут Супрун делает очень опрометчивый шаг, предлагает расхватать каждому свою порцию и толкать ледобуры самостоятельно. У каждого теперь по 29 ледобуров. М.В. в гостинице уже толкнул кому-то несколько штук по 60 франков. Иду пешком по дороге, погода великолепная, фотографирую, дошел до ж.д., ныряющей в тоннель. Наверное, там Швейцария. Никому ледобуры я свои не предложил, языка не знаю, да и стыдно как-то, не приучены мы к этому. Вернулся к обеду, ребята шарились по спортивным магазинчикам ниже по ущелью. Цымбал на ледобуры взял себе горные ботинки, «кофлаки», почти за 30 крючьев. А за деньги не берут.
После обеда наконец-то едем в горную школу Шамони. Там нас встречает дама-специалист по работе с прессой и делегациями. Видно здесь частые гости, раз должность такая есть. В подвалах знакомимся с помещениями для хранения снаряжения, мастерскими. Поднимаемся на лифте, осматриваем жилые комнаты, каждый курсант имеет отдельный номер с телефоном. Оказывается, сейчас в школе обучается наш соотечественник - Балезин. Поговорили немного. Здесь ему совсем не сладко. Намечали ему учебу по теме судьи по скалолазанию, для получения международной категории. А стоит это очень дорого. Но как всегда в нашей федерации что-то напутали. Балезин приехал в Шамони, а в это время нет обучения по такой специальности, определили в школу горных проводников. Языка иностранного не знает, за поляка какого-то держится, тот ему по мере возможности объясняет. Франков не дали – совсем нищий. Ледобуры пытался реализовывать – до лампочки. Загирняк расщедрился и угостил его мороженым.
фото 09.jpg
Мы движемся дальше по школе, посещаем столовую, экспонатный зал, где отличный макет Монблана и окружающих гор. Лекционный зал, нам 4 минут показывают слайды, больше нельзя – начинается урок. Видели витрину почетных знаков оставленных гостями, где есть красный вымпел «от советских спортсменов». Савостиков вручил сопровождающей нас даме вымпел «Меридиана» с надеждой, что он тоже попадет на эту почетную витрину.
фото 10.jpg
После школы погуляли опять по магазинам Шамони. Ох, и дорогое все же снаряжение. К примеру, пуховые куртки по 2000…3000 франков. Вечером устроили нам прогулку по городку Аржентьер, что выше Шамони по ущелью. После хождения нам было предложено посидеть в кабачке, но тут со своим мнением влез наш прямой товарищ Ромазанов – начальник Управления кавказских альплагерей. Выразил так сказать общее желание: мол, нам не надо посиделок, все устали и хотят спать. Это, наверное, общая черта начальников решать за всех. Не солоно хлебавши, вернулись к себе.
6.08.89. Утром посетили местный музей в Шамони, где экспонаты не только касающиеся альпинизма, но и вообще истории этого городка. Заинтересовали фотографии посещения городка членами французской экспедиции 1952 года на Анапурну. Интересны просмотровые комнаты, заходишь, нажимаешь кнопку, и начинается показ горных слайдов с дикторским комментарием. Интересна серия значков, посвященная г/лыжным соревнованиям в Шамони: жетоны судьи, фаворита, корреспондента и т.д. После музея приобрел в магазине два значка «Шамони» на память, дорого – 33 и 27 франков. После обеда собрали рюкзаки, будем подниматься фуникулером на Эгю-ди-Миди. Там в коридорчике где-то переспим, а завтра пойдем на Монблан. Французы ведут нас не классическим путем, где поднимается большинство восходителей, а слева. Смотрели мы этот маршрут на макете в школе проводников – дикий траверс со спусками и подъемами. Но нас успокоили, что по времени это займет 4-5 часов в одну сторону и 4 часа назад. Спускаемся на автобусе в Шамони, погода не фонтан, дождь срывается. Подъём на «телеферик», так зовут французы фуникулер, две очереди. Ох, и дорого стоит подъём – 142 франка, столько же стоит в магазине ходовой плеер. Станция на Игле оригинальная – выдолблена в скале, а канатка, кстати, идет еще дальше в Италию. Размещаемся на полу в одном из уголков помещения станции канатной дороги. Загирняк заговаривает тройку спустившихся итальянцев, в итоге они покупают у меня 3 ледобура по 60 франков. С нами молодые французы: Жофруа и три неразлучных друга - Александр (учитель), Марк (фотограф) и Диди (преподаватель). Они готовят нам сытый ужин. Все делается просто – кипятится на газовой горелке вода, что-то засыпается туда и все, блюдо готово к употреблению. Удивляет специальная питьевая вода в полиэтиленовых бутылках с надписью «Эвиан». В магазине продается обыкновенная вода! Но жажду утоляет. Коримат под себя, одеяло сверху – спим. Сбоку примостился под ночь какой-то иностранец, дрожит от холода, поделился с ним своим одеялом. Ночь не холодная, где-то все время работал калорифер.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 14 авг 2019, 16:44

7.08.89. Ранний подъём, короткий перекус, чай-кофе. Сносим все вещи в галерею. Обвязываемся, говорят еще и кошки надеть. Выход оригинальный – огромная дыра во льду. Наружи плюсовая температура, выходим в связке с Брагиным. Путь по узкому снежному гребешку вниз. Немного прошли, убрали веревку. Спустились на ледник, в итоге потеряли метров 300. С час по леднику, затем крутой подъём, свежий снег, вчера выпавший, туман, погода пока не ахти. Крутимся, оказывается, на ледопаде, но все скрыто снегом-фирном. Замучились одевать-снимать кошки. Преодолеваем бергшрунд, дальше вообще крутяк, выбита колея. Лед, движемся попеременно. Выполаживается, первый взлёт преодолен, далее ещё два. Видимости никакой, остановились, ждем. Куда идти наши провожатые не знают. Немножко распахнуло, пошли по мощной перемычке-плато. Впереди взлет, но туман не дает глянуть перспективу. В пути уже более 3-х часов, как вчера объясняли французы: нам по идее осталось 1,5…2 часа до вершины. А тут Жофруа заявляет, что еще не мене 5 часов работы. Немая сцена, опять, что ли неточность перевода? Впереди идущая группа поворачивает назад, ничего не видно. Топчемся на месте. Что же делать? Если ломиться вперед, то времени может не хватить на возвращение. Наши французы, а Саша и Жофруа уже были здесь раньше, не решаются двигаться дальше. Чуть развиднелось, какая-то группа ползет по склону, там круто и лед, взлет на 400…500 метров. Периодически затягивает. Мне это напоминает Гвандру. У всех пропало ходовое настроение. Ещё минут 30 посидели в снегу и пошли назад. Периодически оборачиваемся, та группа продолжает восхождение, погода налаживается, но время потеряно. Если бы мы не остановились! Решили сделать «утешительный заезд» на небольшую вершину в гребне Монблана, она называется Монблан-до-Такэ. Идем, кстати, все время в связках. На вершину очередь, небольшой сопливый траверс, скребемся кошками по камням. Вершина. Полно народа. Погода стала вообще хорошей.
фото 11.jpg
Рубаем свои карманные пайки, фотографируемся. Собрались все, даже те, кто не хотел лезть на этот пупырек. Слышна немецкая речь, альпинисты ФРГ пытаются заговорить с нами (с Ткаченко). Но узнав, что мы советские, отворачиваются и больше не обращают на нас никакого внимания. Надо спускаться, сползаем с каменной башни, трудно, учитывая, что народ снизу прет толпами. С тревогой гляжу, как развязанный Загирняк (мы на них сверху нависаем) пытается разминуться со встречной связкой. Дама, протискиваясь между скалой и МВ, вот-вот рюкзаком отправит Загирняка вниз в Италию. Вдобавок стал на нас пикировать прогулочный самолет, снижается так, что видно лицо летчицы. Вернулись на свою тропу и движемся дальше вниз. На крутяке с протоптанной обледенелой траншеей скопилась тьма народа. Советского работника КСП при виде этой картины хватил бы удар. Лезут гирлянды людей вниз – вверх на крутом снегу (уклон в 50 градусов), ошибка любого … и я представляю, какая куча мала полетит вниз в бергшрунд, калеча друг друга кошками. Лицом к склону, попеременно, с условной страховкой через ледоруб медленно сползаем вниз. И тут левее по ходу лихо, не задерживаясь, буквально по головам поднимающихся сыпятся курсанты горной школы. Умеют же здесь ходить в кошках. Перед бергшрундом они впечатляюще прыгают с отвеса на другую сторону и, не останавливаясь, бегут после приземления, вернее приснежнения, дальше. Супер класс! Мы продолжаем красться с нижней страховкой. Брагин принимает меня на другой стороне бергшрунда. Я задержался, подкрепил веревку для Андрейцо, ему в одном месте тоскливо стало. Сам замешкался там же, не видно куда ноги ставить, а чувствую где-то в 3…4-х метрах ниже ледовая трещина. Удостоился тут же окрика Андрейцо, мол, давай быстрее. А сам же сползал здесь с верхней страховкой, держась за нашу веревку. Вот люди! Дальше никаких трудностей. Спрятали веревку с Брагиным. Снег уже раскис, сняли и кошки. Володя убежал вперед, а я что-то притомился. Ноги скользят, все время боюсь посыпаться на спускающихся чуть впереди меня французов. Плетусь по плато ледника. Над головой снуют по 3 вагончика-кабины итальянской канатки. На подъем не осталось сил, остановился, съел остатки своего «тормозка», идти сразу стало легче. Нагоняют Загирняк, Андрейцо, Кузнецов. Как пацаны опекают МВ! Я, голый по торс, двигаюсь по снежному гребешку, прямо на пути расположилась парочка с фотоаппаратом. Бросилась в глаза их внешность, они отличались от окружающих. Обращаются ко мне по французски, отвечаю: «Ноу парлео франце». Мол, русский я, советский. Громадное удивление: «Как?!!! Во Франции советские люди? Это невозможно!». Но потом закивали головами: «Понятно, Горбачев, перестройка». Это восточные немцы с Дрездена, хорошо говорят по-русски, сейчас в Гренобле на стажировке, изучают французский. Пообщались немного, сказал, что был в марте у них в Дрездене. Указал на поднимающуюся за мной троицу, мол, тоже наши. Ну, они и удивили Кузнецова (он потом говорил), встретив их громким русским «здравствуйте!». Захожу в скальные галереи, пакуем рюкзаки, еще не все собрались. Нет молодых французов Саши и Диди. Волохатых, Андрейцо и Жефруа остаются ждать, остальные двинулись к спусковому вагончику. Николай с Сашкой с помощью Жефруа предлагают проходящим по мосту (между двумя скалами) ледобуры.
фото 12.jpg
Я пытаюсь догнать ушедших. Иду по зеленым указателям, как сказал Жофруа, поднимаюсь по лестнице все выше и выше пока не попадаю в зал бара-ресторана. Что-то не то. По другой лестнице спускаюсь к удивленным моим появлением нашим торговцам титановым дефицитом. Жофруа буквально за ручку отводит меня на канатку. Оказывается и надо проходить через ресторанный зал, чтобы лишний соблазн у человека был что-то купить. Кстати, Волохатых, ругавший меня за срыв их бизнеса, сам кругами ходил, пока сообразил пройти через ресторан. Без приключений пересаживаюсь на другой очереди. Очень много азиатов. Пристал с разговором какой-то негр, единственно, что я понял, что он с Лондона, в Англии тоже занимается скалолазанием и у него есть скалолазная обувь. Внизу меня встречает Клод, наши уехали на автобусе. Стоим с Клодом у другого нашего автобуса, он закрыт, ключ у Александра. Здесь, внизу жарко. Переодеваюсь, хочется пить. Жестами втолковываю Клоду: мол, неплохо бы напиться. Кошмар! Как глухонемые. Ведет в бар, заказывает большой бокал пива. О! Пива во Франции я еще не пробовал. Комичная сцена: за ручку привели здорового, небритого мужика, платят за него, а он только мычит и радостно мотает головой. Клод уходит к канатке, сажусь за столик, пью пиво. Странно, не смотря на жажду, пью без всякого удовольствия. В Германии пиво вкуснее. Ребята спустились, уезжаем и мы. Вечером обсуждаем вариант завтрашнего выхода на Монблан по классическому пути. Сошлись на том, что, в отличие от наших, французские синоптики точно предсказывают погоду, в этом мы убедились. В прогнозе у них – шторм. Поздно вечером французы устраивают нам поездку в близлежащий Аржентьер. Бродим по украшенным улочкам поселка, вчера здесь был праздник. Зашли на выставку картин, хочется где-то просто посидеть за бокальчиком пива, тем более кругом полно ресторанчиков и один является персональным клубным местом французской г/лыжной федерации. Наши французы было дернулись организовать такие посиделки, но наш «Нальчик» молвил от имени всех: «Да, не надо, устали, да и спать хочется». Гауляйтер его там мысленно втоптал по самые уши стоя. Вернулись к себе. В гости пришел какой-то французский суперледолаз. Загирняк с ним общался, говорит, что это как Патрик Элинджер, только по льду. Организует съемки ледолазания со своим участием. Приглашает на завтра домой к нему на просмотр видиков с ледолазанием.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 14 авг 2019, 16:48

8.08.89. Всю ночь крепко гремело, сверкало. Утром шквал и дождь. Мысленно перекрестились, что мы не на горе и поблагодарили синоптиков. После завтрака играем в карты, в полдень узнаем, что в гости к ледолазу смогут поехать лишь 5-6 человек. В «избранные» попадают Ромазанов, Загирняк, Корнеев, Ткаченко, Ляпин, Брагин. Волохатых «расколол» ЗФ на бутылку «Перцовки», да еще у нас водка была, так что нам за преферансом не скучно было. Даже не стали отвлекаться, когда за нами прислали автобус, чтобы мы тоже посмотрели видиозаписи. Тем более к нам пришли молодые французы с презентами. Волохатых по его заказу принесли горные лыжи «Росиньоль» б/у с креплением, а нам всем 4-е «восьмерки» спусковых, беседку, брюки болоньевые, сигареты, кофе, лыжи «Дунастар». Брюки отдали Кузнецову, только под него размер. Волохатых предложил отдать лыжи Цымбалу, но Леха отказался, мол, в дележе всего этого должны участвовать все наши 15 человек. В итоге я взял себе «восьмерку», лыжи приглянулись Андрейцо, у других смелости (наглости) на такой дорогой подарок не хватило. Приходил также Серж с каким-то французом и дамой, интересовались ледобурами. Я им полчаса рассказывал, как хороши эти крючья на кавказском и памирском льду. Поили их водкой. Дама даже собиралась бежать за вином для обмена на водку, бутылку на бутылку. Ага! Нашли дураков. А в итоге купили всего 2 ледобура по 60 франков. Вспомнилось, как я пробовал продавать ледобуры на нижней станции канатки «Миди», ходил-ходил, пока осмелился подойти к двум парням. Оказывается они немного говорят по немецки. Пообщались, но ледобуры им не нужны. Больше не стал пробовать, стыдно, как милостыню просишь. Приехали наши «киношники». Говорят: не столько тех фильмов смотрели, сколько болтали. А вечером был праздничный ужин, много вина, вручались презенты, принесли гитару. Весь обеденный зал пел хором наши русские песни: «Катюшу», «Подмосковные вечера» и т.д. Мы уже убедились, что наши русские песни здесь знают и любят.
9.08.89. Ранний подъем, завтрак. Долго оформляются бумаги на проживание, наши французы везде берут счет, наверное, для отчета. Наблюдаем великолепное зрелище – водопад из отверстия в бараньих лбах под ледопадом. Выехать получилось в 10 часов. Прощай Ле Тур, прощай Шамони. Выезжаем в предгорья – смотрю над каким-то маленьким городком ну вообще зеркальные стены по 300 метров, похлеще Крымских. Зарулили на заправку, вышли размяться. Какой-то клиент проверяет на своей машине давление в скатах, втыкая шланг от автомата. Надо снизить давление, для этого тратит 2 франка. Вот же люди сервиса, тратят деньги и нажатием кнопки снижают давление до нужного. А ведь это можно сделать и без автомата: спускать воздух - не накачивать. Мы уже на равнине, на пути симпатичный городок Аннежу. Дали побродить 45 минут, заглянули в магазины, интересовались (Загирняк) возможностью толкнуть ледобуры. На витринах выставлена какая-то стальная пакость за 114 франков, но от наших все равно отказались. Правда, о своих крючьях мы рассказывали на пальцах, не захватили с собой с автобуса. Я купил уцененный альбом «Монблан» за 75 франков. Кручусь у автобуса в одиночку, ничего не пойму, договорились же собраться к 12, а никого нет. Оказывается Клод всех водил на красивейшее озеро. Клод, перекладывая вещи в багажнике, перевернул термос и залил кофием наши шмотки. Особенно пострадала куртка Корнеева. Валерка просить подъехать к проточной воде, выстирать одежду. У меня кепка пропитался кофейной жидкостью. Влез Ромазанов со своим особым мнением: не надо тратить время на поиски воды, впереди длинная дорога. Конечно – куртка то не его. Ну, точно у нас в Союзе начальник не обязательно должен быть умным. Как тут не вспомнишь Задорнова: «Они так говорят, они так думают, они так нами руководят». На трассе сворачиваем на стоянку. Есть вода, туалет, умывальник. На столике разворачивают бутербродный обед. Налегаем на пиво, Корнеев ворчит: «Алкаши!». Трасса приводит нас в Гренобль – совсем провинциальный городок, трудно представить его сейчас олимпийским. У Сержа неполадки с автобусом, заезжаем на автоцентр. Ходим меж рядов продающихся автомобилей, многие б/у, в основном марки «Рено». Есть за 19.000 франков, можно даже купить, если сброситься. А вот джип гораздо дороже, до 90.000 франков, у них это сейчас модная машина. Опять углубляемся в горы. Дорога в Оазан совсем узкая, машины разъезжаются только в специальных местах, обозначенных знаком «Гараж». Поражает вежливость и культура водителей. Поселок наш Ле Берарде совсем маленький, несколько домов, самый большой – гостиница французского альп. клуба (САF). Здесь нас размещают.
фото 13.jpg
Пока обычные организационные хлопоты щиплю на обочине малину, её тут полно прямо у дороги. Проходящие мимо французы, глядя удивленно на мое ягодное увлечение, тоже сворачивают к кустам. Размещаемся на 2-м этаже. Простая обстановка: комната из 4-х секций паровозом, начинается все кухней, потом столы, затем спальные нары, рядом шкафчики для шмоток, в конце умывальник-душ в 2 кабины, туалет. На нарах (покатом) одеяло, вкладыш и, что удивительно, даже подобие подушки. Вкладыш без затей прямоугольный с карманом для подушки. Зовут на ужин. Сначала каждому подают по бокалу крюшона, а затем … (первый раз так сытно кормят во Франции) мясо, вареный картофель, овощной гарнир, сыры, пироги, много вина. Высший класс! Пригласили на видео про горы, но в помещении места нам не хватило. Горячие разговоры на ледобурную тему. Майкл только что загнал кучу крючьев. Время идет, а у нас почти все ледобуры на руках. Наконец-то создаем коалицию с дележкой выручки на 13 человек, кроме МВ и «Нальчика». Пришли к тому, с чего начали. Обсуждаем дальнейшие планы. Андрейцо молодец, успел ознакомиться с материалами по району, предлагает идти на Дибону – красивейшую чисто скальную вершину. А французы наметили нам 3-х дневный траверс с ночевками в хижинах. В итоге разделяемся на 2-е группы: Андрейцо, Кузнецов, Савостиков, Шевченко идут на Дибону; Корнеев, Ткаченко, Брагин на какую-то красивую вершину района. Загирняк еще не определился. Мы наметили выйти на два дня и сделать два маршрута.
10.08.89. Погода не очень, пасмурно. По нашей просьбе Мишель со своей дамой и Серж ведут на ближайшие скалы. Поднимаемся над гостиницей 20 минут, скалы не крутые прошлямбуренные. Разбились по связкам: Корнеев с Татьяной, Мишель – Аня - Андрейцо, я с Сержем. Веревки – загляденье, 60 м, полверевки красной, вторая половина синего цвета. Первый легкий участок идет Серж, 2-й мой. Впереди на лобике корячится Андрейцо, никак не может пройти (с верхней страховкой!). Прохожу там первым без всяких затруднений. Но все же чисто не везде удается идти, хватаюсь за крючья. 3 веревки и мы наверху. Спуск дюльфером в провал слева и дальше пешком к исходному месту. Загирняк, подошедший позже, идет соло наш маршрут. Что-то МВ палку перегибает, разбаловался на Западе. Позже, правда, выяснилось, что Миша шел не нашим путем, а правее по легким скалам. Еще хочется полазить. Серж советует идти слева от провала. Иду первым – насмешка какая-то, все пешком. Возвращаюсь. Делаем связку с Загирняком, первый участок пешком, скалолазные туфли со стальной стелькой-супинатором великолепно держат, затем связываемся. Хочу пройти первым средний участок, где лидировал Серж. Но первым пошел Загирняк и застрял на лобике, там же, где и Андрейцо, и ни туда и ни сюда. Как я не подсказывал – никак. Стал упрашивать МВ вернуться, что бы я там прошел, но у Майкла же гонору, хотя года дают знать. В общем, он этот лобик лизал минут 20, пока каким-то невероятным усилием с заходом правее на соплях прошел этот трудный участок. А мне все же в 2-х местах не удалось чисто пройти, взялся за крючья. Все давно спустились, ждут пока мы с Мишей налазаемся. Сматываем манели и в гостиницу. После обеда, т.е. 2-го завтрака, просят нас выделить в помощь девочкам для мытья посуды несколько человек. О! Девочкам? Конечно. Толпой бросились в подвал, на кухню. Моечный полуавтомат, загружаешь очищенные от объедков тарелки, потом лишь вытираешь. Поиграл с французами немного в настольный теннис. С помощью Сержа написал объявление о ледобурах. Мало по малу, а приобретают у нас крючья. Цымбал ведет учет, Варейкис показывает и отпускает товар. Вечером прорываемся в видеозал, крутимся около этого «Панасоника», никак не пойму, как включается. Кое-как, методом проб и ошибок разобрались в управлении. Впечатляет дистанционное беспроводное управление видеомагнитофоном. На мое счастье дежурная за стойкой говорит на немецком. Выпросил у нее несколько видеокассет. Позвал наших, до позднего часа смотрели видики. Впечатляет видео сольного лазания, такие вертикали ребята без страховки ходят. Но потом показали соревнования: прохождение сложных участков с нижней страховкой, как говориться «с листа». И короткие участки даже Патрик Элинджер проходит с трудом, а местами даже срывается. Так что соло без страховки – хорошо отрепетированный цирк. Затем смотрели ленту «Профессионал» с участием Поля Бельмондо. Французы говорят, что местный зритель на Бельмондо уже не ходит. Возвращаемся до кроватей, а там полный «квас» с двумя Колями во главе. Ну, можно представить, во сколько мы легли спать.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 14 авг 2019, 16:50

11.08.89. Погода, слава богу, наладилась. Корнеев со своей группой с Мишелем во главе ушли до 2-го завтрака, у них длинный подход. Ну а мы не торопясь собрались, из серьезной обуви беру лишь польские кроссовки. Подход, говорят, короткий, по хорошей тропе от дороги три часа до хижины. «Железо» не берем, ни крючьев, ни молотков, лишь Андрейцо комплект закладок прихватил. На автобусе, Серж за рулем, едем вниз к маленькому поселку, завтра суббота, много машин, трудно парковаться. Зарюкзачились и вверх по тропе, погода великолепная. Склон крутой, серпантин – голова кружится, туда-сюда, очень маленький угол подъёма. Тропа, наверное, специально рассчитана на весь контингент путешествующих. У нас бы в горах пхался на таком подъеме, упираясь рогом, по тропе без всяких серпантинов. Втягиваемся в ущелье, склоны везде сухие, бурые, выжженные солнцем, на Азию похоже. И вот из-за поворота во всей красе видна наша Дибона, стоит как игла. После часа 40 минут хода сделали привал. Кажется до Дибоны и хижины под ней рукой подать, а как начали серпантины крутить … . Иногда я не выдерживаю и ломлюсь напрямик. Убежал ото всех, но устал, и пока я отдыхал, ребята медленным и уверенным пехом обогнали меня. Но уже у самой хижины я их достал. Шли, как и говорили, 3 часа. Типичная альпийская хижина со всеми полагающимися удобствами. Разглядываем стену Дибоны, она возвышается прямо над хижиной. Загирняк с Сержем разбирают описания. Как-то автоматически разбились по связкам: Андрейцо - Кузнецов, Загирняк - Серж, Шевченко - Савостиков. Нас, кстати, МВ охарактеризовал Сержу: «Эта связка послабже…». Мол, и маршрут ей соответственно. Мне сразу приглянулся путь по центру стены, по щели. Саши выбрали вариант слева. Я за то, чтобы идти всем один маршрут, автономно конечно. Мало ли что? Не так много мы в Альпах сложных скальных маршрутов ходили. Миша что-то с другой стороны пытался выискать, но потом в пояснениях к описанию нашли, что достаточно пробит лишь классический маршрут, который понравился нам с Савостиковым, «Директ Мадиер». Решили: все завтра идем на него, а послезавтра куда – посмотрим. Продукты свои отдали на кухню. Определили нам место ночлега, здесь обычные 2-х ярусные нары «покатом». Гляжу в окошко, ЗФ, пришедший с нами в качестве фотографа, удивляется качественной кладке здания. Кусочек застывшего раствора торчит, не отломаешь – вот крепкий здесь цемент. У нас бы под пальцами рассыпался песком. Звон колокольчика, мимо окон проходит стадо баранов. Вот же действительно аккуратная страна: все овцы чистенькие, кудрявые, как шампунем вымытые. Как это достигается? Уму непостижимо! Ужин. Серж ставит на стол графинчики с вином. Это праздник! Обслуживает дама в упомопрочительных разноцветных колготках. «Деревня! – сказал мне Андрейцо – Это не колготки, а скалолазное трико». Действительно, подобное я видел в проспектах. Кормят неплохо. Без всякой надежды спрашиваю Сержа про утренний чай. Оказывается, всё в порядке. Кухня кормит утром два раза. В 5.30 для уходящих на маршруты и в 8.00 – для остальных. Решаем позавтракать как можно пораньше, чтобы быть не последними на маршруте. Хотя Серж узнал: на Дибону вроде мало желающих в хижине. Взяли с собой ледобуры. Кому бы их предложить? Бросил на стол. Может кто-то заинтересуется? Распределили карманное питание – сладкий хлеб, шоколадный батончик, сахар, два апельсина (на каждого). По нашему столу аж вздох раздался: в обеденный зал зашла шикарная дама. Наконец-то мы увидели хоть одну стоящую француженку. Мадам подсела к соседнему столику, там пировали поляки. Оказывается эта красавица полячка. Разговорились с поляком. Кто? Куда? Откуда? Наш собеседник настоящий полиглот, одновременно общается со мной по немецки, с МВ по английски, с Сержем по французски, со своими за столом по польски. Я бы даже на одном языке не смог разговаривать одновременно на 5 сторон. Оставшиеся продукты помещаем в специальный пластмассовый ящик и ставим сверху стола на стеллаж. Так все делают. А рюкзаки со шмотками вообще хранятся в коридоре на входе на специальных крючках, ледорубы, палки тоже. И ни у кого не возникает даже мысли взять чужого. Отбиваюсь одним из первых, немного погодя проснувшись, определяю, что я сплю головой «несколько» в противоположную сторону. Переворачиваюсь. Вместо подушки использую второе одеяло. Одеяла здесь классные.
12.08.89. Утром чай. Совершенно другое дело! Маленький завтрак. Теперь можно работать. Солнца еще нет. Небо чистое. Витюля без рюкзака, я беру перекус, шмотки (потом придется нести кроссовки обеих). Аж непривычно выходить на маршрут без теплых вещей, пуховки. Савостиков копается, передал мне оттяжки, свою обвязку. Вот так, держа всё это в охапке, иду к маршруту. По дороге что-то роняю, подбираю, оно опять … . В общем как крестьянин, хорошо хоть до маршрута 10…15 минут хода. К сожаленью, мы не первые на Директ Мадиер. У нас вперед выходят Загирняк – Серж, потом краснолучане, дальше мы, так сказать по ранжиру. Скальные туфли хорошо держат рельеф. Первая веревка не трудная, разминочная. Начинаем вклиниваться в впереди идущую французскую группу. Обгоняем их. На стене это выглядит немного экзотично, но ребята ведут себя академично.
фото 14.jpg
В нашей связке лидирует Савостиков, второй лезет также, но психологически с верхней страховкой легче. Вначале решили идти на двойной веревке (сложили ее вдвое), но уже на второй веревке лидер (Витек) решил, что длины в 30 м не хватает от станции до станции. Так набиты крючья. Перешли на одинарную в 40 м, остальное я собрал в рюкзак. Третья веревка четко по щели. Сложное каминное в распор лазание. Мало зацепок, иду не уверенно, успокаивает верхняя страховка. Молодец Витек, четко здесь промолотил. Маршрут уходит по щели влево. Первой нашей связки уже не видно, вижу, как с большим трудом идет Андрейцо, заменжевался на лобике, долго ножками перебирал. Кузя готовится идти, за ним я. Подошла моя очередь лидировать в связке. Забрал все оттяжки у Савостикова. Всё! Пошел. Вверх, затем очень сопливый траверс, что-то очень редко здесь крючёчки. Витек снизу успокаивает, советует идти надежно. Лазание монолитное, скалы теплые – солнце уже достало нас. Иду почти на пятках Кузнецова, местами даже жду его. Вот он замешкался на выступе, боюсь сам где-то застрять, руки устанут – вниз уже не приспустишься. Отвес хороший. Бросаю взгляд вниз, меж ступней вижу нашу хижину, и так будет весь маршрут. На удивление без всяких проблем прохожу лобик, ничего трудного. Странно, что здесь топталась наша сильная связка. Слышу одобрительные возгласы напарника: «Молодец, Леха!». Станция. Стоят оба Саши, Серж. Самостраховка. Советуют пока не принимать Савостикова, места нет. Откинувшись на длинной самостраховке, вижу, как в щели, метров 20 над нами, застрял МВ. Мается взад-вперед, видно там трудно. Я глянул вниз, следовавшая за нами группа ушла вправо по другой щели. Наблюдаю их работу. Первый идет медленно, но уверено. Но от крюка до крюка у него уж очень большое расстояние. На отвесе в 85 градусов чистой веревки метров в 10. В случае срыва исход будет однозначный. Завтра надо будет сходить их маршрут, я уже примечаю места, где можно разрядить эти прогоны закладками, тем более щель наверняка это позволит. Миша всё мается, неужели там так трудно? Как же я там буду проходить? Не такой уж я большой скалолаз. А самое главное – нет навыка лазания с нижней страховкой. После 20…30 минут мучений Загирняк проходит сложный участок. Серж уходит, принимаю напарника. Настал черед Андрейцо, внимательно смотрю ход. Я же не видел толком, как проходил этот ключ Загирняк. Саша идет тяжело и не уверенно. А может он не такой уж и великий скалолаз? Худо-бедно он добирается до проблемного места, где торчал Загирняк и тоже застревает надолго. Мама родная, что же я там буду делать? Подходит Савостиков, в глазах нет желания идти первым. Да я на это и не рассчитывал. После долгого мучения и безуспешных попыток Андрейцо примостил на отвесе закладку и с горем пополам ушел за перегиб. Я опять двинулся на пятках Кузнецова. Щель уходит влево и отбрасывает. Зацепки есть, но крючьев пробито мало. На таком отвесе я бы их намолотил через метр. Полное сосредоточение, кровь молотит молотком в ушах. Дал интервал с Кузей и пошёл-пошёл, не останавливаясь. Самое главное – не заторчать на одном месте. Руки не выдержат, а падать в некоторых местах 8 м до крюка и столько же после. Вот и злополучный отвес. Зацепки есть, но надо рискнуть метра на 3. Тыл не обеспечен, до нижнего крюка метров 6. Здесь прилепил закладку Андрейцо, но она не надежна. Стоять нельзя! С каждой секундой устают от непривычной работы руки. В одном порыве, чуть ли не цепляя пятки Кузнецова, не смотря на взятый интервал, я его догнал, прохожу ключевое место. Перегиб, более-менее можно стоять. Бешено колотится сердце, наваливается нервная усталость. Подхожу к станции, страховка и самостраховка всех нацеплены на один крюк, работающий на вырыв. Но других вариантов нет. Андрейцо уходит, сразу же трудное место, небольшое нависание. Саша судорожно хватается руками сверху карнизика, тревожно предупреждает Кузю, что может сейчас слинять. Мы с Кузей в один голос стали уговаривать его не делать этого. Ведь при срыве, а это выше сопливого крюка на 2.5…3 м, последний точно не выдержит, и пойдем мы дружной снизкой прямо на крышу хижины. Слава богу, но прошел Андрейцо это нависание. Подошел Витя, отдыхает. Предложил ему попробовать первым. Кузнецов уходит, передаю напарнику нашу единственную закладку. Её Андрейцо клал на отвесе, а Кузя по моей просьбе оставил, чтобы мы её использовали на нависании. Савостиков пошел, но на отвесе, сколько не шарил руками, закладку не смог положить. Уговариваю не рисковать – живем же на одном крюке. Нет веры у него в себя, спускается. Придется опять мне. Забираю оттяжки, пошёл, действительно трудное место. Где-то метр все зацепки наклонены вниз, на тебя, не возьмешься. Рисковать здесь опасно. Достаю закладку, французы называют «стоппер», великолепно ложится в щель на самом карнизе. Странно, что этого не смогли сделать ни Андрейцо, ни Савостиков. Мне же помог, скорее всего, инструкторский опыт. Когда ходишь с участниками и мало веришь в их страховку, постоянно работает голова над проблемой создания надежной страховки, используя горный рельеф. С закладкой гораздо уверенней себя чувствуешь, Витек предложил преодолеть нависание, берясь за закладку. А мне захотелось чисто пройти. Выхожу на карниз и внезапный срыв. Витек четко меня задерживает. Вот так да! По второму разу, не раздумывая о прошедшем, уже нагружая закладку, преодолеваю проблемное место. Далее просто, но не могу идти, все во мне трусится, затравленно дышу. Савостиков тревожно интересуется, почему я остановился. Что-что, отдышаться надо, не каждый день на таких отвесах срываешься, ведь не железный я. Дальше просто, но нет ни одного крюка. Кошмарным грузом давят 30 м свободной веревки. Нет! У нас так не ходят. Никак не найду станцию. Кстати, прошлую станцию мы неправильно организовали, пункт сбора набит был ниже справа, а мы использовали промежуточный крюк. Наши сверху подсказывают, что мне надо вернуться и подняться левее, там хороший крюк. На таком отвесе туда-сюда ерзать без страховки страшновато. Наконец-то нахожу нужный крюк и принимаю Витька. В это время с каким-то истошным возгласом срывается Загирняк. Мне не видно, но Сашки успокаивают, что все в порядке. Витек не хочет идти туда, где летал Миша и настаивает на левом варианте. Путь слева по мощной расщелине кулуару действительно смотрится проще. В общем, я смалодушничал, тем более прямо «и в очереди надо стоять, и Загирняк там сорвался». Прошли легкую веревку, а дальше все равно вправо на гребень надо возвращаться. Прошел еще вверх, нет, тут трудно на успех рассчитывать без молотка и крючьев. Приспустился. Решил уйти траверсом вправо, а потом вверх. Савостиков оказывает мне полное доверие в лидерстве. Ох и потное лазание, зацепки есть и ни одного крюка. Ага! Наконец-то питон (так по французски крюк называется) нашел. Легче сразу стало лезть. Еще 5…6 м и я выхожу на гребень. Опять возвратились на маршрут. Хорошая станция набита, дальше две дорожки шлямбуров видно. Подходит ко мне Миша, видно здорово ему досталось. Таким Загирняка никогда не видел, суетится, руки дрожат. Пытается идти дальше, тут пару метров трудновато, но проходимо, а главное крючья через 2 м набиты. МВ пробует, а оно абсолютно не получается. Советую Мише на этой площадке принять Сержа, и пусть он здесь первым идет. Подходит Савостиков, попросил его выйти первым на этом сложном участке. Я, честно говоря, уже устал от бескрючьевого лазания. Витя подергался первым – не получилось. Серж же в вибрамах в отличном стиле проходит проблемное место. Иду я, засуетился, привычных ручек нет, все зализано, пришлось за оттяжку браться, но ноги на трении великолепно держат. Карниз, тормознулся. Приподнялся, пошарил рукой сверху, нет пока хода, и вниз приспустился. Кричу напарнику: «Внимание!» и уверенно прохожу нависание, аж самому понравилось, но сердце колотится. Зато крючьев набито здесь везде, как игл на ежике. Лобик дальше мне не нравится, не просматриваются зацепы. Решаю принять Витька. Мучается на карнизе МВ, совсем трудно ему, просит закрепить веревку и по ней выползает наверх. Дальше постоянно перекрываемся связками, станции у нас вразнобой. Догоняем связку англичан, отец и сын. Последнему всего 14 лет. Лазание хоть и не трудное, но уж очень нервное, крючьев опять мало. Маршрут идет или по гребню, или немного левее. А вот и вершина. Разместились на гребешке. Рубаем свои пайки, фотографируемся. Серж пытается снимать автовзводом, ставит свой «Никон» на камень. А я боюсь, что от срабатывания затвора аппарат свалится в пропасть. МВ жалуется на свой гнилой апельсин. Мучимый постоянной жаждой, Витек приканчивает весь мой водяной запас. Почему-то нет Сашек. Ох, я жалею, что мы обошли верхнее ключевое место. Подходит группа французов с правого варианта. С помощью Сержа выясняем как там дела у наших краснолучан. Серж и Загирняк уходят на спуск, он здесь не сложный – два полудюльфера полуспортивных. С Савостиковым решили дождаться Сашек. Сидим на вершине, жуем. Рядом люди, как-то неудобно стало. У меня в кулечке сахар, даю французам по кусочку (3 парня и девушка), они удивлены, но принимают угощение - «бонжур». После 1,5 часового сидения появляются краснолучане. Устали ребята, говорят - очень сложная веревка была, где МВ сорвался. Андрейцо еле её прошел. Просят у нас воды, а мы её уже выпили. Совсем не подумали о ребятах. Сашки съедают свой харч, Кузя делится со мной апельсином. Дюльферяем, продергиваем. Затем простенький траверс и можно распрягаться. Оборачиваюсь: на траверсе, где аборигены ползли с полной выкладкой и попеременной страховкой, просто пешком идет Кузя, на ходу маркируя веревку. Рядом пакуются французы, начинают меня угощать своими деликатесами, наверное, ответная реакция на мой кусочек сахара. Наши оглоеды (Андрейцо) снизу кричат, что бы я поделился вкусным. Спускаемся по некрутым склонам, немного по осыпи, затем по тропе. В отрывках разговора уловил, что пацанам не очень хочется завтра опять лезть на Дибону. 30 минут спуска и мы у хижины. Нас встречают Аннет с мужем, какая-то пара французов, Рамазанов. Нам намекают на какой-то праздник внизу, это положило конец нашим колебаниям и мы решили спускаться в свое Берарде. А жаль, я бы с удовольствием сходил правый вариант «Директ Мадиер» на Дибону. «Нальчик» лепечет про какую-то нашу долю пива, которую Волохатых и компания приканчивают внизу. Здесь совершенно другой подход к питанию, чем был на леднике Аржентьер. Не смотря на вторую половину дня, подают наш второй завтрак. Великолепно обедаем, правда, я опять страдаю без чая, не могу я глотать эту сырую воду. Савостиков с упоением поедает сыр «Камамберт», мы же мучаемся от невыносимой вони и гоняем по столу коробочку с этим сыром, подальше от себя. А Витьку нравится. Собираем рюкзаки. Говорю Загирняку, что уже выхожу, т.к. спускаюсь медленно, они меня нагонят. Двигаюсь по тропе, на серпантине голова идет кругом от частых поворотов. Меня настигает Ромазанов, здоровый оказывается мужик. Уже на зеленых холмах добавляются к нам и Загирняк. Оклемался МВ и теперь шарашит как молодой. Я сбегаю на крутых местах, а на пологих шагом. Загирняк же везде бегом. Наконец-то дорога, в открытом ресторанчике сидят альпинисты и пьют пиво. У меня аж горло перехватило, жара – пить хочется. За столиками знакомые наши по восхождению, которых я угощал сахаром, приветственно машут мне рукой, но пива не предлагают. Глотая липкую слюну, прохожу мимо ресторанчика под названием «Дибона». Остается хлебать воду из придорожного ручья – плохо быть бедным. Забираюсь в заросли малины, хорошо хоть ягод много. Долго ждем ЗФ, собравшись все, уезжаем. Группа Корнеева давно уже пришла, с юмором рассказывает про свое восхождение, где стальным тросом провешен весь маршрут, про проводников, водящих снизки «чайников» на вершину. Принял душ. Выхожу – все пропали, лишь Цымбал бренчит на гитаре. «Где все? – Ушли пиво пить. – А ты почему остался? – Не хочу! – Как?! Пива не хочешь?!!!». Это что-то с Цымбалом случилось, человек пива настоящего не хочет. Одеваюсь и вылетаю на улицу. Где же искать наших? Хорошо здесь и десятка домов нет. Быстро нахожу своих в открытом ресторанчике.
фото 15.jpg
Они пьют с больших красивых бокалов, беседуют. Беру стул, присаживаюсь за общий стол. «Тебе пива? – Конечно!». Оказывается некоторые, типа Загирняка, Ромазанова, Ляпина, пьют джус. ЗФ листает прейскурант и с удивлением говорит МВ: «А мы, оказывается, дороже французам обходимся, чем они (показывает на меня)». Пиво стоит от 11 до 14 франков, а джус и другие безалкогольные напитки от 15 франков и выше. А самое дешевое питьё – это вино. Официант приносит мне фужер холодного пива. Великолепно! Немного посидели, расходимся. Обратил внимание на недопитый на 2/3 фужер пива у Корнеева, столько добра оставляет. Дома обсуждаем наши коммерческие дела. Ледобуров, конечно, по сравнению с Шамони продали здесь больше, но все равно ещё много осталось. В первый день пребывания здесь товар пошёл, а теперь лишь единичные покупки. Рынок насытился. Волохатых говорит, что по программе в Париже намечен прощальный вечер в ресторане. Может обсудить с французами вариант замены этого дорогого мероприятия выдачей нам на руки наличных денег? Посмеялись над этим «удачным» предложением. И квитанцию выдать французам о понесенных расходах. Мы ведь видим, что они везде берут счет. Ужин по субботам, оказывается, гастрономический. И началось …. На столах стоят какие-то горелки (судя по внешнему виду), подают что-то похожее на большую еловую шишку. У всех недоумение на лице: что это? И как его есть? Объяснили: это артишок. Плод относится к кустарниковым культурам, растет на северо-западе страны. Подают в блюдечках майонез. А едят артишок так: отрывают лепесток, макают корешком в майонез и передними зубами вытягивают мякоть. Вкус вареной кукурузы, но уж очень много отходов. Это как в раках – в пищу идет десятая часть, остальное в мусор. Еле доел все лепестки, уж очень большая «шишка». Подают чашки с какой-то беловатой жидкостью и ставят на горелки. Зажигаем, надо помешивать постоянно образующуюся клейкую массу. Затем берется вилкой покрошенный на куски хлеб и окунается в эту массой. Покручиваем вилку, белая масса налипает на хлеб, далее надо ловко оторвать или отрезать накрученную массу от остального и отправить в рот. Но, чаще получается по другому: несешь вилку ко рту, а за ней тянется нитка этого «клея». Вкус горьковатый и совсем несъедобный. Потом выяснили: жидкость – это вино, а белая масса – сыр. Французы уплетают гастрономическое блюдо за милую душу, ну а мы встали из-за стола голодными.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 14 авг 2019, 16:51

13.08.89. Едем на экскурсию в соседнее ущелье. Весь горный массив здесь называется «Экрэн», вернее пишется, а французы произносят «Икра». Район называют «Оазан», но на картах я этого слова не встречал. Спрашивают нас: «Есть ли желание полазить на скалах?». Единственный я захотел, аж неудобно стало. Самый большой скалолаз что ли? Но, несмотря на молчаливое осуждение моей попытки «выйти со строя», я рюкзачок со снаряжением бросил в автобус и 5 ледобуров, потом по совету Цымбала прихватил еще десяток. Когда расселись по автобусам в нашем «Рено» оказалось много свободного места, не все изъявили желание ехать на экскурсию в городок Бриансон. Например «Нальчик» опять вылез со своим начальственным мнением: нечего там делать, все ущелья здесь одинаковые. В общем «Нальчик» он и есть. «Дерево» - во, хочется постучать соответственно. Французы делают рокировку транспорта: вместо второго автобуса берут автомобиль Мишеля. В итоге я оказываюсь в машине вместе с Мишелем, его подругой Аней и Аннет. Едем вниз, опять узкая дорога, вызывающая уважение взаимная любезность водителей при разъездах. Поворот направо на автобан, ведущий в Италию. Едем вверх. Указатели о канатной дороге «Альпы 2», там оказывается и сейчас можно кататься на лыжах. Вереница автомобилей с итальянскими номерами и лыжами на багажниках. Выходной день, итальянцы стремятся покататься на горных лыжах. Проезжаем плотину и озеро красивое, по-моему, на плотине сооружена ГЭС. Интересно здесь оформлены провода ЛЭП – блестящими шарами. Это знак для вертолетов. Слева с большой высоты падает вода – красивейший водопад. Прошу остановиться, останавливается и автобус, что ведет Серж. Разминаем ноги, больше часа в дороге, фотографируем. Далее заезжаем в небольшой городок. Надо что-то решать с ледобурами, без обиняков предлагаю Аннет взаимовыгодное дело: мы просим за крюк конкретную сумму, а за сколько его толкнут – не наше дело. «Сколько за ледобур берете? – Семьдесят (прежде мы толкали за 60). – Будем пробовать». И сразу же дело пошло. Аннет с Мишелем, пока мы знакомились с местными магазинами, в доме местных проводников продали 10 крючьев. Аннет показала мне чек на 700 франков. Деньги получим в Париже. Выезжаем на перевал, кругом выжженные солнцем бурые склоны. Левее дорога забирается еще выше на другой перевал, здесь проходит этап известной велосипедной гонки Тур-де-Франс. Устраиваем перекус, полдень уже. Дальше наша дорога вниз. Остановились на въезде в Бриансон, Мишель пошел к друзьям по поводу ледобуров. Рядом детский городок, привлек внимание детский мотодром, малые лет по 7…9 носятся на маленьких мотоциклах «Хонда». Счастливые дети, вот бы Кирилла (сына моего 7- летнего) сюда. Въехали в Бриансон, выделен час на осмотр. Идем в старую часть города – крепость, стены, рвы, узкие улочки. Нас ведут в спортзал показать стенд для скалолазания. На улицах много джипов с надписью «TOTAL», да и на стенах домов те же буквы. Фирма «TOTAL» проводит ралли. Знакомимся со стендом, интересен материал, основа с выдавленным на пресс-форме рельефом и напыленным абразивом для трения. В зале как раз проходит регистрация участников ралли. Фотографируем стенд, можно уходить. Французы опять спрашивают: «Кто хочет поехать полазить на скалах?». Загирняк шипит на меня: «Чего ты вылазишь со своими желаниями?». Французы не могут понять моих сомнений: раз хочешь чего-то – делай. На нас слишком давит советская манера поведения – не высовывайся, стань в строй, делай как все и т.д. Ну, вроде договорились ехать на скалы. Но в процессе движения автобус почему-то повернул не за нами направо. Потом мы увидели его на горном серпантине с большой скоростью двигающегося в сторону нашего дома. Ну, бог с ними, им захотелось домой. Мы же двинулись вглубь ущелья, несколько раз останавливались, Мишель заглядывал к своим друзьям по поводу ледобуров. Подъехали к скалам, чуть ниже короткие тренировочные маршруты. Попутчики мои высказывают удивление по поводу отсутствия здесь людей в воскресный день. Маршруты по 10…15 метров прошлямбурены, каждый имеет название. Мне переводят: «Черный монах», «Дева Мария» и прочие экзотические имена. Маршруты трудные, крутизна более 80 градусов, есть нависания, но зацепок много. Подошли к самому простому, 7 к.тр. Жалею, что снаряж уехал в автобусе, этот ход мне по силам, можно было бы полазить. Делаю несколько перехватов, поднимаюсь на несколько метров. Мишель снимает меня моим фотоаппаратом. Потом я его на этом же месте.
фото 16.jpg
Интересно, что на верху каждого маршрута висит спусковой карабин. Привлекают рядом расположенные пещеры – средневековые поселения людей. Мне поясняют, что местные люди, спасая свою веру от натиска католиков, уходили в горы и жили вот в таких надстроенных каменной кладкой с деревянным обрамлением пещерах. Заходим внутрь, похоже на бывшую мельницу, на полу лежат каменные остатки жерновов. С опасением гляжу на прогнившие балки потолочных перекрытий. Уезжаем дальше вверх по ущелью. В одном из поселков попадаем на местный праздник. Играет музыка, на улицах торгуют сладостями, пивом, вином, везде флаги, ленточки. Повсюду улыбки, смех, гомон, ни одного угрюмого лица. Едем дальше, всё – последний городок, ущелье кончилось. Ставим машину на стоянку среди вагончиков выездного американского зоопарка. Это же надо им забраться в такую глушь. Садимся в открытом ресторанчике, пьем пиво, высказываю удивление по поводу употребления алкоголя Мишелем, он же рулевой. Завязывается шоферская беседа. Мишеля напротив, удивляет строгость нашего ГАИ. Пиво все-таки крепкое, от одного бокальчика меня уже водит. Посещаем местный костел, по сравнению с польским здесь аскетичнее. Аннет обращает внимание на роспись на стенах, это одно из редких мест во Франции, где есть такое излишество, а также узоры на стеклах. Спрашивает о сравнении этого с русскими украшениями в Ленинграде, Москве, мне стыдно признаться в полной профанации в этом вопросе. По дороге назад заезжаем еще в пару мест, Мишель сплавляет все ледобуры, даже еще просят, но больше мы не взяли с собой. Никакой коммерческой сметки! От этого последнего городка по прямой до нашего Le Berarde совсем рядом – 6 часов хода. Ну а нам объезжать кругом весь отрог хребта. Мишель оставил для показа в других местах один ледобур. Заходим в спортивные магазинчики. Аннет переводит мне, что в прошлом году одесситы насытили здесь рынок титановыми изделиями. Аж не верится в такую прыть «одесских джентльменов». Ведь это же глушь Западной Европы. В Бриансоне заезжаем в туристическое агентство, обычно в таких заездах я не хожу с французами по ледобурным делам. Не мешаю бизнесу, зачем в таком деле лишние люди. Но тут меня зовут. Представляют как советского альпиниста. Все улыбаются и «страшно рады». Клиент спрашивает: «Ушко у крюка тоже титановое, или с другого материала?». Да-а! Я ведь мало вникал в ледобурную технологию. Но тут нельзя ударить в грязь лицом, коммерция пострадает. Конечно ушко титановое, ведь вес играет роль, но марка титана другая, чем у тела крюка. Сказал и думаю: может глупость сморозил? Но, похоже, ответ удовлетворил. Гляжу у них в продаже значок «Оазан», о котором я мечтаю. Вытаскиваю деньги, брал с собой целых 100 фр., спрашиваю: сколько стоит? Но мне значок дарят. По дороге остановились у магазинчика с сувенирами, я хотел купить открытку с видом Дибоны, но Аннет сама купила несколько штук для нас и еще несколько для компании Корнеева с видом их горы. Далее едем без остановок. Время вечернее, честно говоря, голодно, а ужин уже прошел. Неужели не поедим? Французы шутят, мол, не страшно без ужина остаться, надо сразу спать ложиться. «Кто спит – тот ест». Я внешне улыбаюсь, киваю, соглашаюсь. Слава богу, сразу из машины зовут на ужин. Очень много всего – наедаюсь вдоволь. Сидим за столом, французы говорят о своем, я в щекотливом положении, и уйти, вроде, неудобно, и сидеть истуканом, ничего не понимая в разговоре, тоже глупо. Спешу поделиться с нашими удачно проведенной коммерческой операцией. Все ледобуры, кроме одного, оставленного для образца, загнали. Даже несколько штук Загирняка. Собираем манели, горная программа окончена, спихиваю в бочку свою упряжку. Поздно вечером полнейший «квас». Я поражаюсь: откуда берется наша «Перцовка» и это при почти ежевечерних застольях. Приятное впечатление оставило это местечко, люди здесь приветливее, чем в Шамони. Как и у нас в деревнях. Вспомнилось, как я сыну одной из работниц гостиницы, пятилетнему бутузу, нацепил на майку нашу октябрятскую звездочку. А через час ее уже сняли, наверное, мама была против «коммунистической заразы». В процессе «кваса» Савостиков показывал слайды о Якутии, в плане рекламы для французов. Ему дома какие-то орлы дали видеокассету для рекламного просмотра на ту же тему путешествия по Якутии. Но Якутию мы там не увидели, а лишь цеха завода, станки, сборочные линии и т.д. Видно перепутали. Смеялись: «Витек, ты вывез с Союза секретный материал». Вручили нам сувениры в виде проспектов. Открыток. Этого добра у французов валом. Идет деловой разговор: сколько крючьев оставить здесь. Мишель будет толкать их здесь – результат нашей поездки. Передаем ему 50 ледобуров.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 14 авг 2019, 16:53

14.08.89. Ранний подъем, хмель еще не прошел. Сносим мешки свои вниз к автобусу. Какой-то угрюмый тип рядом на камешке читает книгу. Уж слишком декоративная поза, и время для чтения очень раннее. Говорю: «Не удивлюсь, если этот читатель встретит нас в той же позе в месте приезда». Шутка из серии «за нами следят». После завтрака прощаемся с Сержем, с Мишелем. Великолепные ребята! Прощай Берарде. Спрашиваем наших французов: «Будет время заглянуть в спортивные магазинчики по пути, пока горы, на предмет ледобуров?». Ответили отрицательно. По трассе проезжаем Гренобль. Наша ближайшая цель Бьён, французы говорят: «Боон», это столица винной Бургундии (?). В этом городке долго не могли припарковаться. Здесь назначена встреча с Даниэлем, мы приехали на 1,5 часа позже запланированного, тем не менее, минут 20 околачиваемся около туристского агентства. Наконец пришел Даниэль. Время за полдень, уж очень хочется есть. Встал вопрос … или сразу идти на экскурсию в главную достопримечательность места – знаменитый госпиталь далекого 15-го века, а потом пообедать, или наоборот. Ну, какие смотрины на голодный желудок. Конечно, вначале порубать. Кишки аж подводит после 5 часовой езды. Наверное, сейчас нас поведут в ресторан. Ага! Разбежались. Опять «пикник», так французы называют наши дневные перекусы на свежем воздухе. Собрались у машин, наши провожатые что-то выясняют. Рядом на траве газона сидит молодежь, перекусывает прямо на виду у всех, как само собой разумеющееся. У нас вытаскиваются с автобуса короба-термоса с продуктами. Загирняк пытается встрять в процесс: мол, если к месту перекуса идет машина, то давайте перегрузим все туда, зачем тащить на руках. Объясняют, что это рядом. И опять типичная французская организованность: Даниэль на своем автомобиле, Аннет на автобусе приезжают в парк на окраину города, а мы больше 1 км пыхтим, тащим эти короба. Пожалел «седые волосы» МВ, забрал у него ящик с продуктами. Парк красивый, старинный, в пруду лебеди плавают, рядом клетки-вольеры с птицей. Раскладывают на лавочке хавчик, у всех от голода слюна капает. Еще толком не оформили «поляну», как «Нальчик» уже хватает бутерброд и в рот. Чучело деревянное – команды «есть» ещё не было! Даниэль с подругой своё ничего развернули на соседней лавочке, едят свои деликатесы и приветливо нам улыбаются. Вот буржуа проклятые! Еды откровенно мало, разметается всё в миг, даже хлеб, обычно подаваемый в значительных количествах. Отрада - лишь бутылочное пиво. Фотографируемся с лебедями, довольно близко нас подпускают.
фото 17.jpg
Ловлю момент, как лебедь нападает на Гауляйтера, а тот, естественно, отскакивает. Рядом с парком в обветшалом здании слышен лай собак, похоже на собачий приют. Здесь и такое есть. Возвращаемся назад, провожатые наши оплачивают вход и мы в старинном госпитале. Просторные палаты, койки, хотя это определение здесь не уместно, слишком шикарные покои, манекены сестер милосердия. Это все для высокопоставленных особ. Смотрим витрины с хирургическими инструментами, вызывают оторопь шприцы с громадными толстыми иглами. Обходим прочие хозяйственные комнаты госпиталя. Здание в виде коробки с внутренним двором, покрытым булыжником. Здесь же колодец. Кухня, полумрак, свет очага, мастерски сделанные бутафорские тушки ощипанной птицы. Ну, хватит, пора на выход. Но нет, нас заводят в аптечные комнаты. Дверь за нами запирается и приходится двигаться за экскурсоводом, а что он рассказывает – непонятно. На стенах шкафы с лекарствами, говорят – многие настоящие, т.к. госпиталь функционировал до 80-х годов нашего века. Через стеклянную дверь проходим в просторный и высокий зал, тусклый свет освещает громадную картину на стене, религиозная тематика. Экскурсовод рассказывает о тщательной вырисовке на полотне каждого элемента. Демонстрирует это с помощью большого увеличительного стекла, движущегося по специальным направляющим. Обратил внимание на стоящий в углу прибор, он регистрирует температуру и влажность. Невмоготу стало торчать пеньком, с Брагиным потихоньку ретируемся. Сказали, что в погребах госпиталя много вина, обслуживающие госпиталь монахи издревле были хорошими виноделами. Из любопытства за кольцо с трудом поднимаю одну из плит пола, заглядываем туда с Брагиным. Замуровано. Жаль! Находим запасной боковой выход, выскальзываем на улицу. В ожидании остальных заходим в сувенирную лавку. Все выходят, долго ждем Савостикова, где-то засмотрелся. А где Кузнецов - Андрейцо? Оказывается, Даниэль предложил им посмотреть местный скалодром, заодно полазить. Сашки согласились. Ну а мы пошли в обещанный винный подвальчик. Как ни как – мы в винной столице Бургундии. Идем по узким улочкам, небольшое здание. Вход 30 фр. с человека, французы платят. Каждому дают проспект с наименованием вин и плошку для пробы. В ней дно выдавлено вверх, кто-то шутит: лучше бы было вдавлено в обратную сторону, а так много не нальешь. Идем мимо громадных деревянных бочек, но они уже декорация. Экскурсовод лепечет о виноделии в этих местах, о годе возникновения этого винодельческого предприятия. Очень мучит жажда. Я ведро вина залпом выпил бы сейчас. Наконец экскурсовод изрекает, что дальше в подвал мы проследуем самостоятельно. По винтовой лестнице спускаемся на многометровую глубину (более 10 м). Вино должно храниться при постоянной температуре. Тусклые каменные подвалы с арочными сводами, сеть коридоров. Все заставлено стеллажами с бутылками, все в пыли. Пробки на бутылках технологические, этикеток нет. Оказывается, вино выдерживается в стеклянных бутылках в горизонтальном положении, складировано по сортам, годам. Некоторые отсеки забраны решеткой, здесь хранятся особо ценные сорта вин, или вина удачных лет урожая винограда. Отсюда бутылки достаются по особым случаям. Гляжу в отсеке, датированном 17-м веком, осталось всего 30…40 бутылок. Как хочется пить! И это при таком обилии вина. Хоть бери и пей. Продолжаем двигаться по тусклым лабиринтам подвала по указателям, иначе здесь заблудишься. Как объяснили: общая длина коридоров – 15 км. Но где-то же должен быть дегустационный зал!? Резкий, приятно-обвораживающий запах, вижу на полу разбитую бутылку и лужицу красного вина. Кто-то, наверное, нечаянно зацепил стеллаж с вином. А вот и долгожданная дегустация, сначала идут белые вина, их 5 сортов. Оформлено великолепно: бочка, на ней свеча, корзина с бутафорской бутылкой, оформленной этикеткой и открытая бутылка вина. Наливаешь себе в плошку, пьешь, попробовал все белые вина. МВ, глядя в проспект, возмущается: «Неужели придется пробовать все сорта вин (5 белых и больше 20 красных), нельзя ли сократить?». Переходим к красным сортам. Ну, божественный напиток! Это – праздник! Некоторые вина менее привлекательны, от других трудно оторваться. Оценил конфигурацию и ёмкость плошки. Лишь так по каплям, по крохам, вдыхая волшебный аромат, ощущаешь непревзойденный вкус вина. А количество – без проблем, можешь хоть жить у понравившейся бочки. Ловкие, элегантные мальчики своевременно поставят на бочку новую бутылку. Как им удается быть трезвыми в этом винном царстве? Слышны приглушенные хлопки откупориваемых бутылок. Мы переходим с камеры в камеру. Мастерски решена проблема освещения, восковыми свечами, свет их колеблется от движения людей. Низкие своды, чуть больше 2,5 м, еле различимые в полумраке, создают особую атмосферу дегустации. Вина в определенном порядке распределены по камерам, может по месту, где выращен виноград. Толпа приобретает тот хмельной тонус, когда тянет к общению. Всё громче многоязычный шум, языковых преград нет. Вижу, как Савостиков свободно общается с какими-то папуасами. Я нечаянно встрял в компанию Варейкиса и западно-германских девушек, а ведь Володя в немецком полный «0». Выяснили: кто, откуда и кому какое вино нравится. Мы представились советскими спортсменами. Это вызвало у наших собеседниц сильное изумление: как можно сочетать спорт и вот это винное изобилия? По мере приближения к выходу гомон и шум возрастают, в последнем подвальчике скандируют: «Вива, Горбачев! Вива, Тетчер!». Это Волохатых и К встретились за одной бочкой с англичанами, уже хорошо надегустированными. Пьют вино, чуть ли не с горла, чокаются, обнимаются. Молодому англичанину уже то вино не лезет, он его в себя, а оно обратно. У нас бы в питейных заведениях такую компанию попробовали бы выпроводить, а тут ничего. Мальчики с доброжелательными улыбками снуют туда-сюда, еле успевая подавать и открывать бутылки ребятам с Донбасса и туманного Альбиона. Выкрики, скандируют: «Балтача! Гуллит! Ван Бастен!». Теперь наши уже в компании голландцев. Жалко нет вспышки на фотоаппарате. Какие бы кадры были! Возвращаюсь немного назад, там мне вино понравилось. Отмечаю особенно понравившиеся вина: CHARMES-CHAMBERTIN, 1980 год – великолепно, 180 фр. NUITS-SAINT-GEORGES, 1981 год – прекрасно, 185 фр. VOSNE-ROMANEE, 1984 год – отлично, 155 фр. SAVICNY-LES-BEANE, 1983 год – отлично, 85 фр. VISITANDINES BOURGOGNE, 1981 год –ser gut, 42 фр.
фото 18.jpg
Выходим наконец-то с подвала на белый свет. Ну, спасибо нашим друзьям французам, такой праздник нам устроили. Все свои накладки, промашки загладили. А Андрейцо с Кузей вместо этого по скалам местным полазили. Толпой фотографируемся. По автобусам, у нас длинная дорога, еще пол-Франции впереди. Мы на платной скоростной магистрали. По дороге на час заехали в Дижон, походили немного по старинным улочкам, купил в магазине значок с гербом города. Опять становимся на магистраль и мчимся на север. По плану ночлег предполагается в каком-то приюте у озера рядом с городом Troyes. К вечеру мы на окраине этого города. Здесь назначена встреча с нашим другим автобусом, где за рулем Аннет. На трассе мы двигались автономно. Но наш водитель Кристиан, муж Аннет, почему-то не знает на каком выезде надо встречаться. Мы уже не удивляемся – типичная французская организация дела. Но хуже то, что наш Кристиан не знает места ночлега. Стемнело. Мотаемся по лесным дорогам, треплем карту в поисках приюта. Раз заехали вообще в глухомань. Это же надо: такие дремучие леса в самом центре Франции. И спросить не у кого. В свете фар на обочине мелькнули фигурки людей. Загирняк посчитал, что это полицейский в компании девушки, отпускает пару острот по поводу приятного времяпровождения стража порядка. Возвращаемся, оказывается это не полицейский, а простой парень. Помочь нам не может. Заезжаем в деревушку, наконец-то нас правильно направляют. И вот мы у цели, небольшое здание приюта на краю деревни. Наших нет. Принимается решение возвращаться в Troyes, искать их. Только непонятно: зачем всем ехать, если ночевать здесь. Опять безрезультатно кружим по улочкам. Уже хочется есть и спать, целый день на колесах. Хоть и нельзя сказать «тряслись», дороги во Франции первоклассные, но все же даёт о себе знать езда. Заезжаем на заправку, Кристиан идет звонить и узнает, что та компания уже давно загнивает в ресторане вместе с Даниэлем. Они там счастливы и довольны жизнью. МВ рвет и мечет: «Ну что за организаторы?! Значит, наш водитель знал про ресторан, ведь позвонил именно туда!?». Обращаю внимание на цены топлива: Super стоит 54,5 фр., Dizel – 36,3 фр., Gasoil и того меньше. Опять закупаются прямо здесь на заправочной станции бутерброды, хлеб и прочая снедь. Опять бутербродная жизнь, в то время как другая половина нашей компании богует в ресторане. Есть от чего скрипеть зубами. Возвращаемся на приют. Тоже оригинальное 2-х этажное учреждение. Есть кухня, столовая, спальное помещение с 2-х ярусными нарами покатом с непременными одеялами. Поднялся на 2-ой этаж в поиске телевизора, темно, слышен сап спящих людей. Для чего такой приют на равнине, в горах было бы понятно, и кто эти спящие люди? Работающие здесь женщины показали что - где и ушли домой. Мы напились чая, наелись до отвала бутербродов. Наших до сих пор нет. Одеяло одно привычно под голову, другое на себя и спать. Даже не слышал когда приехал второй наш микроавтобус.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 17 авг 2019, 20:28

15.08.89. Ранний подъем. Душ по капиталистически – без горячей воды. Но так тоже неплохо – бодрости придает. На завтраке поглощаю большое количество кофе. По машинам. Багажные отделения затарены продуктами, картонными контейнерами с пивом (по 16…18 бутылок). Волохатых и К просят передать им пару контейнеров, т.к. пьющих у них больше. Ага! Хохляцкую натуру не перебьешь. Сам не ам и другому не дам. В нашем экипаже (перечисляю по сидениям с 1-го слева на право, на первом Загирняк, Ромазанов; на втором Корнеев, Ткаченко, Ляпин; на последнем сидении Брагин, Шевченко) один я пью пиво. И вот под презрительными взглядами (подавиться можно) коллег распечатываю пивной контейнер и начинаю пользоваться. Маршрут движения отклоняется к востоку, заедем в столицу шампанских вин – Реймс. Полдень. Великолепная погода. Пора размяться и перекусить. Площадка отдыха у дороги, туалет, умывальник. Организуем привычный «пикник». Заезжаем в Реймс. Здесь знаменитый собор. Но мы решаем сначала посетить древний завод шампанских вин, предприятие действующее и открыто для посетителей только в определенное время. Шикарные ворота с большими буквами POMMERY. Во дворе шикарные цветочные клумбы, здание в виде красивейшего дворца.
фото 19.jpg
Перед входом посещаем великолепный туалет. Как и в Патриарших подвалах в Бьёне спускаемся в подвал, только здесь не винтовая, а широкая шикарная лестница. Тоже громадные подвалы, но потолки гораздо выше. Стены украшены картинами на камне, много посвящено богу Бахусу и основательнице завода шампанских вин госпоже Pommeri. Познакомились с технологией изготовления шампанского. Бутылки в стеллажах постепенно из горизонтального положения переводятся в вертикальное. Это необходимо для осаждения убираемого потом осадка. Особенно добило, что каждую бутылку ежедневно работники поворачивают на несколько градусов – колоссальная работа. Подвели к забранному решеткой входу – здесь хранятся особо ценные сорта шампанского, романские. Увидели громадные бутылки по 6 и 12 литров. Как мы не облизывались, никто шампанского нам не налил, к сожалению, дегустации здесь нет. Так невинно хлебавши, поплутав по забитым шампанским подвалам, мы выползли на свет божий. Пофотографировались и поехали к знаменитому собору Реймса. Осмотрели собор, еще раз убедились в аскетичности убранства по сравнению с Восточной Европой. Я успел обойти собор снаружи, остановился у громадных 2-х этажных экскурсионных автобусах из ФРГ. Впечатляет агрегат: на 2-ом этаже пассажирский салон, внизу бар, туалет и даже есть видеосалон. На улицах города везде реклама шампанского, стоят бутафорские громадные бутылки.
фото 20.jpg
Пора ехать, теперь прямо в Париж. На сходе с платной автострады полицейские проверяют машины. Какой испуг и удивление на лице стража порядка, когда узнает, что эти два белых микроавтобуса забиты советскими гражданами. Нас задерживают, забирают для проверки паспорта. Я фотографирую эту процедуру, полицейский даже позирует мне. В противовес я вспомнил реакцию прапорщика-пограничника в Азии под Ошем, когда нас тоже задерживали на предмет проверки при выезде с погранзоны. По каждой нашей фамилии запрашивается Париж, Загирняк и Корнеев лично присутствуют на этой процедуре. Все в порядке, можно ехать. Лишь непонятный нюанс: полицейский рвет в клочья водительское удостоверение нашего водителя.
фото 21.jpg
Дальше мы, съехав со скоростной магистрали, окольными дорогами пробираемся в Париж. Едем вдоль реки Марна, никак не могу вспомнить, с каким историческим событием связано название этой реки. Странно: жаркая погода, на берегах масса загорающих и никто не купается. Наконец-то Париж, добирались два дня через всю Францию. Вспомнилось, как вчера в сельской местности проезжали громадный черный крест, метров 15…20 высотой. Сказали это могила Шарля де Голя. Он там родился и там же похоронен. Мы в центре Парижа. Долго кружимся по набережной Сены, очень трудно припарковаться. Площадь, загроможденная трибунами и прочим (праздновалось 200-летие французской республики), уже расчищена. Паркуемся, нас встречают. Впереди экскурсия по Сене на прогулочном судне. 15 минут можно погулять. Мы на острове, на лавочках отдыхают люди. Иду по дорожке, яркое солнце ощущается даже сквозь очки. Одна дама уж очень приветственно машет мне рукой. Островок кончился, возвращаюсь назад. Солнце в спину, очки снял. Что такое? Опять эта дама ощерилась в улыбке. Мама родная, да она в одних минишортах, безобразные голые груди до пояса свисают и вся, то ли не мытая, то ли очень смуглая. Подошел к своим, садимся на газон, часть наших стоит толпой, загораживая проход. И вот идет эта почти голая дама, где-то 1м 90 ростом, подходит к стоящему на пути Загирняку, нежно трогает его за руку, обращаясь на английском с просьбой пройти, с лошадиной улыбкой на лице. У МВ недоуменно-ошарашенный вид, хватаюсь за фотоаппарат, но ракурс и освещение неважное. Жалко, такая сцена была!
фото 22.jpg
Приглашают на прогулочный теплоходик, открытая палуба, масса декоративных цветов. Что поразило: маленькие дети бегают, никто их не одергивает, родители не носятся за своими чадами и не орут типа нашего: «Брось! Не хватай! Положи!». И они, дети, ничего такого и не делают. Подумал: выпусти сюда нашего 2..3-х летнего хулигана, где будут их цветы, горшки и прочие рюшечки? Рассаживаемся на удобные стулья-кресла. Ходит дама с фотоаппаратом-вспышкой, снимает всех подряд. Я уже догадываюсь: по окончании рейса можно купить свое цветное фото. У фотографа сверху вспышки забавная игрушка львенок-тигренок, которой он привлекает детей. Трогаемся, экскурсоводы, меняясь у микрофона, рассказывают о проплывающем по обе стороны пейзаже на французском, английском, немецком языке. Можно было бы и русский перевод организовать. Обращают внимание на мост с позолоченными украшениями, это мост-двойник Ленинградскому. Слева знаменитая Эйфелева башня и надпись «100 лет» во всю высоту. Разворачиваемся, вода в реке довольно мутная. У опор мостов много колец для привязывания лодок. По берегам лежат загорающие, некоторые очень так сказать обнажены. Говорят: полиция следит за одеждой, ну а на набережной, пожалуйста, можно и голым. Насчет той дамы, которую мы уже нарекли «Мишина дама», то в Париже сейчас проходит слет хиппи и их разновидностей. Утром было даже шествие этой особой молодежи, полиция с трудом навела порядок. Проплыли свой остров, начало прогулки, теперь слева знаменитый Нотр-Дам де Пари, или как его у нас называют Собор Парижской богоматери. Поворот и возвращаемся обратным рукавом Сены. Прогулка длилась 2 часа. По машинам и едем в уже знакомый Сант-Даламбер. Предварительно мы завернули в Виллибон к директору детского дома, где нам придется жить. Уютный одноэтажный коттедж, окруженный зеленым газоном.
фото 23.jpg
Сразу бросился в глаза теннисный стол, сетка, ракетки – всё есть, даже шарики в прозрачной упаковке. Подаренным в Берарде ножом вспарываю упаковку (откуда такая бесцеремонность?), достаю шарик. Подлетает Андрейцо, этот парень везде поспевает, начинаем играть в настольный теннис. Стол великолепный, ракетки – мечта. Все уходят за угол дома, немного погодя нас достаёт известие – уже рубают. Бросили игру и тоже туда. Фешенебельная обстановка, стеклянные двери настежь распахнуты, на газоне шезлонги, под зонтиками небольшие столы и стулья. В доме накрыт шикарный стол: жареная картошка, мясо, бутерброды, салаты, колбаса, ветчина тонкими ломтиками, разнообразие сыров, огурцы маринованные миниатюрной величины, некоторые даже не поняли, что это огурцы, уже хорошо нам знакомые соленые орешки. На газоне бочонок вина, сам себе наливаешь, сколько хочешь в пластиковый стаканчик. Обстановка непринужденная, подходишь к этому «шведскому» столу, накладываешь себе в тарелку что и сколько угодно душе и идешь в любое место то ли на газон, то ли здесь в доме садишься в кресло. Разбились по группкам, чем чаще подходят к бочонку, тем оживленней разговор. Играет музыка, немного на видео поглядели отснятые кадры с нашим участием, в основном снимался наш совместный «квас». Осмотрели и дом, шикарный, но уж слишком по-летнему легкий. Может здесь зимы мягкие? Ванна, туалет – оборудовано и оснащено слов не подобрать. Хорошая библиотека альпинистской литературы, книги до самого потолка. Ужин, конечно, шикарный получился. Едем теперь в Сант-Даламбер. Селят в другой домик, не там, где ночевали по приезду. Наконец-то можно принять душ. Пытаемся смотреть после полуночи сексфильм, а там показывают детектив. С тем и отбиваемся.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 17 авг 2019, 20:30

16.08.89. Утром дождливая, прохладная погода. Наши французы здесь же в приюте накрывают обычный завтрак. Затем по машинам и в Париж. С утра МВ среди нас самый элегантный мужчина. Видно внял вчерашним замечаниям Волохатых за свой уж слишком фривольный вид на прогулках по Сене во вьетнамках и спортивных трусах, мягко говоря, не парадного вида. Один автобус довез наших только до предместий города, а дальше метро. Сложности у принимающей стороны с водителями, а все потому, что французы, занимаясь с нами, не бросают свою основную работу. Приехали на Монмартр. Ждем своих, добирающихся на метро. Потом заходим в знаменитый собор. Это самая высокая точка Парижа и отсюда хорошая панорама города. Собор внутри колоссальный, прошли по кругу, сели за парты (или как их называют тут?).
фото 24.jpg
Вот так, сидя, как-то всё по-другому воспринимается - строгая, божественная атмосфера. К сожалению, поджимает время, зовут дальше. Дали час на осмотр местности. Зашли на не менее знаменитый Монпарнас. Вся улочка-площадь запружена художниками, рисуют портреты с натуры, тут же продают свои произведения. Особо этим интересуется Кравченко, он оказывается страстный любитель искусства. Пытаемся попасть в музей Французской революции, но он в эти часы закрыт. Бродим по узким старым улочкам. В маленьком ресторанчике над стойкой прикреплены денежные купюры со всего света. Желаю и я оставить память о нас. Достаю бумажный советский рубль, пишу на нем «16.08.89 – альпинисты г. Ворошиловграда», официант ставит маленькую лестницу и при мне прикрепляет на стену мою купюру. Лишь потом замечаю, что там уже есть советские деньги 1, 3, 5 рублей в основном с надписями тоже 1989 года. Во попер советский турист! Мы разбредаемся по одному, в магазинчике приобретаю значок в виде Эйфелевой башни национальных французских цветов и надписью «PARIS» за 28 фр. Пришел на место сбора, площадь у собора. Здесь валом негров, продают сувениры. Один негр что-то выкрикивает, постукивая о мостовую 2-х метровой надувной трубой-цилиндром, разукрашенной во все цвета, два других негра пускают заводных голубей – здорово летают, никогда такого не видел. Где же здесь туалет? Нашел платную кабинку WC, бросаешь в монетоприемник 2 франка, дверь отъезжает полукругом, заходишь, дверь сама закрывается, сразу начинает звучать тихая приятная музыка. Внутри зеркало, умывальник и унитаз, естественно. Сделал свое дело, а как смывать? Искал-искал, нигде нет ни ручек, ни кнопок – ничего. Мама родная, и подсказать некому! Открываю за ручку дверь, выхожу, дверь за мной закрывается и сразу в кабине шум воды, а на монетоприёмнике горит красная лампочка. Шум стихает, загорается зеленая лампа. Все! Кабина готова к приему следующего клиента. Автоматика! Время полдень. Наши французы здесь же в скверике разворачивают привычный «пикник». Опять эта проклятая бутербродная жизнь. Рубаем на лавочке, начинает накрапывать дождь. Раскрываем зонтики. Пьем вино, теперь с нами в автобусе ездит маленький бочонок с вином. После вина обращаем внимание на пустующий рядом постамент. Брагин не упускает возможность взгромоздиться на него, позирует «памятником», фотографируем его.
фото 25.jpg
Теперь путь наш к Нотр-Даму. Т.к. микроавтобус у нас один, часть нашей компании опять идут в метро, я тоже выразил желание. Спускаемся по лестнице, Брагин хватает за руку встречную мулатку, мы фотографируем их – колоссальные кадры. Парижанка ничуть не смущается. Идем мимо витрин SOLDES, что означает удешевленные товары. Во всей Франции, а в Париже особенно, первые этажи зданий – это магазины. Аннет покупает и раздает нам узкие, желтые полоски картона – билеты на проезд в метро, одновременно это и билет на автобус. Вставляешь в щель, автомат пробивает надпись на квитке, шланги-рычаги открываются – проходи. Метро неглубокое, никаких эскалаторов – по ступенькам спускаешься. Вестибюль попроще, чем в СССР, но приличнее берлинского. В переходах обращаем внимание на продажу дешевых плееров. «Играйчик» и наручные электронные часы в придачу можно приобрести всего за 100 фр. Но Аннет предупреждает, что такой плеер может сломаться через час после покупки. Выбираемся у Нотр-Дама. Мокрая погода, сырость, выпитое вино опять тянет на поиски туалета. Все в сборе. Покупаются входные билеты. По узкой винтовой лестнице поднимаемся на собор Парижской богоматери. Вначале на 1-ую обзорную площадку, затем в другой башенке по крутой и очень узкой, еле люди расходятся, лестнице поднимаемся на самый верх. Хороший обзор, край забран сеткой, наверное, от желающих сигануть вниз. Спускаемся и заходим в сам собор. Он внутри колоссальных размеров. Иду медленно вдоль стен, обращаю внимание на надписи, что здесь погребены кардиналы.
фото 26.jpg
Плохо знаем историю, вот и мало интересного подмечаем. Наверху ребятами обсуждался вопрос: откуда именно Квазимодо бросал камни? А я вообще дуб дубом, не читал Гюго. Собираемся вместе на выходе. Назначается сбор здесь же на 19.30, а пока выясняем, что желаем мы посмотреть дальше. Я хочу посетить книжный магазин, где книги на русском языке не советских издательств. Наши бурчат: вот, мол, книги, зачем? Предлагаю Аннет сводить туда меня одного, а остальные пусть идут в свое им интересное место. В итоге все пошли в книжный магазин. Входим в знаменитые Латинские кварталы. Узкие улочки, в витринах крошечных магазинов присутствуют все сорта нашей водки, советские значки, пачками выставлены наши ордена и медали (разглядел орден Октябрьской революции), разные матрешки, ложки. Сувениров, которых мы волокли с Союза, здесь полно. Правильно говорил Загирняк: «Все, что может быть – есть в Париже!». Заходим в книжный, так я и знал – это магазин советских книг. Экземпляров, ценнейших, полно, глаза разбегаются. Вот целая подборка книг Высоцкого и о Высоцком (Марина Влади «Нерв»). Исхожу слюной над полным собранием стихов Высоцкого, над сборником (в тонкой обложке) Жванецкого, но дорого. Жванецкий – 70 франков, понравившийся Высоцкий – 120 фр. Вообще книги во Франции дороги. Ольга Владимировна говорила же нам, что её дочка за комплект учебников 6 класса отдала 1200 фр. Свободно, кстати, здесь пластинка песен Высоцкого, в том числе и фирмы «Мелодия». А говорили дома: «Это классный презент для французов!». Хорошо всё, но где же нужный мне магазин. Пацаны опять на меня бочку катят: сдались тебе эти книги. Немного прошли, и вот он «эмигрантский» магазинчик. Аннет объяснила предупредительной продавщице, а здесь персонал, как и в том магазине, говорит по-русски, что мы из СССР. На прилавке литература издательства «Посев», «Колокол». Этот магазин, скорее всего, орган НТС. Широко представлен Солженицын. К сожаленью, я знаю только его «Архипелаг ГУЛАГ» и «Один день Ивана Денисовича», последнее даже читал. Бумага на книгах плохого качества и главное цены нет. Оказывается, тут как бы торговаться надо. Разным покупателям – разные цены! Для нас, советских граждан, магазин готов продать книги подешевле. Супрун, Савостиков, Андрейцо приобретают три томика «Архипелага» за 60 фр. и еще в придачу толстенную книгу того же Солженицина, по объему сравнимую с 3-мя купленными. Чувствую, если бы я покупал эту книгу - мне бы бесплатно отдали «Архипелаг ГУЛАГ». Просто искусное распространение пропаганды, ясно ведь, что торговля здесь финансово в ущерб. Листаю книжицу бывшего нашего кавказского военного «От Андропова до Горбачева», издательство 1984 года. Ну, тогда этот материал был действительно сенсационным, а теперь об этом пишут во всех наших советских газетах. Жалко уходить, в этих книжных залежах денек бы покопаться. А на Солженицина я все же 60 фр. пожалел. На прощанье нам каждому презентовали по две брошюры Солженицина «Американские речи» и «Обращение к советским руководителям». Спешим дальше. Теперь, как и намечали, у нас спортивный магазин. Корнеев говорит: «Мы натурой отдаем магазину 10 ледобуров – это 1000 фр. На эту сумму берем здесь снаряжение». Звякает входной колокольчик, мы вошли в магазин горных товаров. Выбор всего гораздо скромней, чем в Шамони, но говорят здесь дешевле. Понравился маленький рюкзачок, вот бы такой Кириллу. Примерно такой я искал в ГДР и не нашёл. Всего за 198 франков, да ещё обещают 25% скидки, т.е. тогда 150 фр. Среди кучи невзрачных «фонариков» (бахил) отыскиваю неплохой «Миллет» за 245-25%=190 фр. Ленке бы такие. Но лучше ей обвязку купить, прошу показать мне другие «беседки», чем выставлены на витрине, дают несколько образцов. С помощью Корнеева выбираю Ленке «Petzl» с учетом скидки за 270 фр. Колеблюсь: брать, не брать. Корнеев и Ткаченко убеждают меня купить: «Жене очень понравится». Пока я обвязки рассматривал, в зале возник шум. Супрун распалился и чуть ли не с кулаками бросается на Загирняка. Таким бешеным я никогда Валерия Ивановича не видал. Как оказалось: «Нальчик» обскакал нас, Загирняк собирал с каждого по ледобуру для Ромазанова. Мол, он дома отдаст нам по 6 рублей. Так этот «Нальчик» с этими ледобурами обращается к Клоду, который сдает 10 крючьев в этот магазин под нашу договоренность. И деньги, 1000 франков естественно вручает Ромазанову. А мы остаемся ни с чем и узнаем это только сейчас. А я ведь утром, когда через Варейкиса передавали «Нальчику» деньги, предлагал Володе сначала разобраться в ситуации и, лишь потом, отдавать франки. Супрун во всём винит сейчас МВ и прёт на него буром. Еле оттянули. Корнеев для клуба набирает кучу «экспрессок» (красивых оттяжек). Волохатых приобретает ранее обговоренные «Кофлаки» (горные пластиковые ботинки). Долго не уходим с магазина. Ромазанов задумал обменять приобретенные в другом месте горные ботинки. Много времени занимает переоформление. Да еще скидка в 10% - это договоренность наших друзей с магазином. Потом еще вернется нам 15% при вывозе товара с Франции. Государство поощряет вывоз товара за границу. На таможне лишь надо отметить документы, что товар действительно вывезен. Их потом надо передать в магазин и государство вернет эту скидку. Из-за этого дурака, укравшего у нас 1000 франков (за нашу же доброту), торчим в магазине. А он бурчит: «Чего там Корнеев копается?». А Корнеев как раз переоформляет замену его «Кофлаков». Наконец-то всё. Часть уезжает на автобусе, ну а мы с Аннет на метро. Наши прошли нормально «пропускник». Я засунул «квиточек» в приёмник. Предварительно же спросил Аннет: «Он ещё годный?» и получил утвердительный ответ. Там клацнуло, а рычаги не пускают. Что делать? Аннет жестами показывает: мол, лезь через верх. Это мы мигом, я уже наблюдал сегодня такое. Показываю свой билет, оказывается он всего на одну поездку. И уже магнитная метка снялась с него еще при первой поездке на Монматр. Пересаживаемся на другую линию метро, у других нормальные билеты и они спокойно проходят через турникет. Меня же Аннет подводит к дежурной, что-то ей объясняет, просит меня показать мой злосчастный «квиток», в итоге меня пропускают сбоку. Обратил внимание, что при разговоре Аннет предъявляла какое-то свое удостоверение. Наконец мы прибыли к Бастилии. А где же сама Бастилия? Аннет смеётся: «Хорошо же Вы знаете историю. Крепость революционные массы разрушили ровно 200 лет назад. Разобрали по кирпичику оплот монархии и тирании. А место по- прежнему «Бастилия» называется». В данном случае нас интересует ресторан «Бастилия». Наконец-то я попал во Франции в ресторан. Небольшой уютный зал, посреди винтовая лестница на 2-й этаж. Там кухня, туалеты, умывальник и прочее. Наши уже все на месте. Садимся с Корнеевым за один столик. Подали кувшинчик превосходного вина. Думали, что Аннет составит нам компанию, но она ушла. Французы экономят даже на своих, уже не раз это замечал. Как-то сумрачно и не весело – мало вина. За соседним столиком Кравченко, Андрейцо в компании с Мартин и её мужем гуляют во всю. Шум, смех, шутки. Чем это они там разогрелись? Неужели этим крошечным кувшинчиком вина? Подают блюдо: сосиску с большим количеством горячей квашеной капусты. Гауляйтер громко, через два столика, обращается к Ляпину: «Зорий Федорович! Вы знаете, чем отличается сосиска от сардельки? Не знаете? Сарделька – это сосиска в возбужденном состоянии». Раздается грохот падающей и разбивающейся посуды на лестнице. Все оборачиваются. На лестнице стоит Варейкис, а у ног его упавший официант. Потом шутили: «Вовчик, ну ты здорово его вырубил». А он оправдывался, что не причем. Предупредительность и сноровка официантов здесь колоссальная. Ни секунды не стоят на месте, ловят каждый взгляд посетителя. Такое ощущение: каждый пришедший их лучший и дорогой друг. Нигде такого не видел. Подают кофе. А мне захотелось ещё и пива. Я прямо так и заявляю, чем опять удостаиваюсь шикающих восклицаний и укоризненных взглядов. Мол, опять со строя вылез. Потом же, когда мне действительно приносят большой фужер пива, здесь это тоже, как и в Германии называется «Bir», то получаю от наших и завистливые взгляды. Пора уходить. Прогулка на автобусах, теперь их два, по вечернему Парижу. Куда желаете? Конечно к Эйфелевой башне. Кругом яркие огни, неонка рекламы. Едем к эффектно освещенной Триумфальной арке. Неужели прямо через неё проезд? Ан нет! Объезд по кругу. Останавливаемся. Мы где-то на Елисейских полях. Много гуляющих, теплый и прекрасный вечер. Везде негры, развернув свои подстилки прямо на асфальте, торгуют безделушками, сувенирами. Наши смеются: «Кооператоры». Пускают заводных голубей, которые красиво планируют на асфальт. Спрашиваю у Мартин: «Сколько стоят эти голуби?». «Вам заломят за 200 франков, но могут продать и за 70». Какой-то желтолицый увидел Ромазанова и кричит тому: «Салам алейкум!» и предлагает купить голубя. Вот уж точно: чурка своего везде узнает. Выходим на обзорную площадку, перед нами во всем великолепии, в огнях Эйфелева башня. Видно как по ней лифты двигаются. Спрашиваем у своих провожатых: «А мы на башне побываем?». Не исключено, но это дорого стоит. Рядом какая-то охрана в штатском с собаками не дает близко подходить к парапетам. Пытаюсь на ручной выдержке сфотографировать башню. Пора уходить. Едем к себе в Сант-Даламбер.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 18 авг 2019, 06:44

17.08.89. После завтрака едем в Версаль. Стоянка. Через ворота проходим к резиденции французских королей – Версальскому дворцу. Собираемся у памятника Всаднику (какой-то король). Договорились, если кто потеряется на экскурсии, то встреча здесь в 13 часов. Смеёмся: «У коня под этим самым …».
фото 27.jpg
Везде толпы туристов и громадные очереди на вход во дворец, похлеще, чем у нас в мавзолей в Москве. Пока французы решают судьбу прохода, я, в поисках туалета, через боковые ворота вышел к каким-то зданиям с американским флагом, у входа морские пехотинцы. Ну, пришлось прямо под звездным флагом … . Французы ведут нас к боковой двери, здесь тоже очередь, но маленькая. Стояли 30 минут. Пошли по залам, западный стиль, всё аскетично. Очень много людей, в некоторых местах еле протискиваешься. Честно говоря, мало, что запомнил. Версальский дворец – жалкое подобие дворцов в Павловске, Екатерининского в Петродворце. Осмотрели трапезную, покои. Экскурсовод объяснил: утреннее одевание короля было целой церемонией. Каждый считал за большую честь подать часть туалета. Какой-то там Луи проводил ночь в других покоях, а на утро приходил сюда на утреннее одевание. Другой Луи, что бы иметь частную жизнь построил себе часть дворца. И когда уходил туда, то никто не смел его беспокоить. Вот королевская библиотека, здесь рабочая комната короля, Луи здесь очень много работал. Стеллажи книг занимают все стены от пола до потолка. Но сейчас - это тонкий муляж. Следующий проход для нас прямо через книги, так здорово дверь замаскирована. Кстати экскурсовода переводит Соня, бывшая жительница нашего Нижнего Тагила. В 1972 году вышла замуж за француза и живет теперь в предместьях Парижа. Заговорили как-то с ней о торговом сервисе. «Я, как бы ни нуждалась, не взяла бы в магазине кусок мяса или рыбы, не завернутый в упаковку. – Да вы просто забыли. – Нет! Я и в Союзе не нисходила до того, чтобы нести по улице мокрый, сочащийся, мажущий кусок сырой еды». Нужда заставит – в зубах понесешь. Разбаловалась тут во Франции, отвыкла от социализма. Проходим в королевский театр, небольшой, уютный – мест на 300. Его построил король в честь женитьбы и в подарок своему сыну. Экскурсия по Версальскому дворцу закончена. Спасибо. Пошли гулять по красивейшему огромному парку. Он спадает ступенями к большим прудам. Утомившись от прогулки, сели с Кузнецовым на лавочке, компанию нам составил Ляпин и развлек нас своим рассказом о вчерашних приключениях. Оказывается, они с Гауляйтером по дороге в спортивный магазин отстали и вынуждены были вернуться к Нотр-Даму, где стали зрителями уличного театра. Там один господин фокусами, мимикой, пассажами собрал круг любопытных. Выхватывает из толпы собравшихся клиента на роль первого любовника, вручает ему шляпу и ряд мелких предметов туалета. Затем этот режиссер выбирает из зрителей персонажа на роль мужа, вручает ему, помимо прочего, цветок, буквально силой отдирает у третьего парня симпатичную подругу. В основном жестами объясняет каждому, что надо делать под хохот публики. Ажиотаж возрастает неимоверно, когда под эту умелую режиссуру любовник входит в раж и от имитации любовных проявлений переходит к практике - запускает свои руки под колготки красавицы (интересно бы посмотреть на реакцию парня, чью девушку взяли на такую роль). Сцена продолжается появлением «мужа» с цветочком. Ну и трагическая развязка. Ах! Измена! Револьвер. Бах-бах! В жену, в любовника, в себя. Все падают. Зрители, а их к этому времени собралось очень много, рукоплещут. Новоявленные артисты по просьбе режиссера расставляют по кругу на асфальте шляпы и довольные зрелищем присутствующие бросают туда монеты. Вот посчастливилось лицезреть такое, в то время как мы разнимали в магазине Супруна и Загирняка. Только ЗФ закончил свой рассказ, как включился рядом находящийся фонтан, выстрелив в небо мощной струей. Я аж покосился на рассказчика. Пора идти к коню. Уезжаем к себе в Сант-Даламбер. Там нас ждет на открытой веранде шикарный обед с вином. Дальше по программе встреча в мерии города Виллибона. Великолепное здание местного совета, нас приглашают в просторный зал. Уже привычные приветственные речи, обмен сувенирами, шведский стол с непременными солеными орешками, шампанское рекой. Разбились по группам, тесное общение. Есть девушка, понимающая немецкий язык, уже можно вести разговор. В результате я дарю соседке моей «немки» значок с надписью «я желаю счастья вам». Никак не могу объяснить им смысл надписи. И на немецком пробовал, и жестами – никак. Пришлось тащить переводчика. Дальше мы двигаемся в спортивный центр Виллебона, великолепный стадион, корты, площадки, залы. Есть даже тренажер для полетов на параплане. Простой советский человек и мечтать о таком не может. А здесь место занятий спортом для всех жителей городка. Надо лишь быть обязательно членом секции, клуба, что подразумевает ежегодный денежный взнос (небольшая сумма) и наличие страховки. Постороннего на занятия не пустят. Спортивный центр существует на средства муниципалитета и членские взносы. Заходим в спортивный зал, всю боковую часть занимает скалолазная стенка. Устроены некоторые детали скального рельефа, что-то наподобие трубы, камины, карнизы. Пробуем лазить, нас снимают на видеокамеру, потом владелец камеры, Жан-Поль (директор нашего дет.дома) передает её мне. Пробую себя в качестве оператора, снимая лазание самого Жан-Поля. Великолепные тренажеры. С сожалением уходим. В автобусе заходит разговор о доходах. Спрашиваю у Сони, нашего переводчика родом из Нижнего Тагила, о семейном бюджете, она что-то мнется. Тут же удостаиваюсь реплики Загирняка, что на Западе уместно спрашивать у женщины, сколько и как она спит с мужем, но нельзя интересоваться её зарплатой. Всё же выяснил: она получает как учительница в школе 8000 – 9000 франков, у мужа 15000 франков. Но купить «Кофлаки», стоят от 600 до 1000 фр. (она занимается пешеходным туризмом), проблематично. Придется на месяц «зубы на полку положить». По приезду домой получаем хорошее известие: Мишель загнал оставленные ему в Берарде ледобуры. По договоренности вырученную сумму нам выдадут наши французы здесь. Вечером нет сильного «кваса». Зато дотягиваем до полуночного телевизора. Смотрим фильм о лесбиянках, гомосексуалистах и прочее порно …. Пришли к выводу: смотреть такое надо в компании с женщиной, иначе тяжело для организма.
18.08.89. Приближается конец нашего путешествия, а мы еще ничего не купили. Нервозность возрастает. Нам бы в магазин для приобретения 2-х кассетников, а уже на оставшиеся деньги покупать попадающиеся вещи. Но у французов жесткая программа. Сегодня Лувр. Ну конечно, быть в Париже и не посетить Лувр! После однодневного перерыва мы опять в Париже. Подъезжаем на своих автобусах ко дворцу. Лувр – это королевский дворец, превращенный после Французской революции в музей. Вход через стеклянный, даже и слово не подберешь, многогранник что ли, стоящий прямо посреди площади дворца. Договорились о встрече в 12.30 у ворот, наподобие триумфальной арки. Неужели три часа будем по музею ходить? Вспомнилось возмущение Загирняка в Патриарших подвалах: «Неужели придется дегустировать около 20 сортов вин?». Действительно: каждому своё.
фото 28.jpg
Спускаемся вниз через это прозрачное сооружение, заставляют сдать сумки. Идем мимо старинных стен, это типа первых древних сооружений Парижа. Из подземелья по лестнице поднимаемся в сам дворец. На лестничной площадке один из самых ценных экспонатов Лувра – античная скульптура. Идем по залам, везде картины-картины. В одном месте очень много народа, особенно желтолицых, все толпятся у картины знаменитой Моны Лизы. Полотно, на удивление, небольшое, где-то 100 см на 60 см, забрано под бронированное стекло. Рядом стоит охранник. Вспышкой пользоваться нельзя и освещение почему-то тусклое. Движемся дальше, всё это западное художество мало трогает. Много религиозных тем, но мы же не знаем библию. Устал от хождения по залам, а дворец в виде буквы «П». Есть специальные диванчики, можно отдохнуть, сидя рассматривая картины на стенах. Пытаюсь фотографировать, кругом разноязычие, услышал даже русский. В это время громко поинтересовался у Варейкиса насчет значений экспозиции (у него фотоэкспонометр). Так эта незнакомая троица, говорящая по русски, испуганно метнулась от нас в сторону. В конце концов, мне захотелось на волю. Для музеев, даже таких, как Лувр, нужно настроение, а в этот день у меня просто не было такого настроения. (Вспомнилась армия и приказное, строем хождение по дворцам-музеям Ленинграда). Всё же я провёл в залах Лувра 1,5 часа. Мое предложение уйти никто не поддержал, и я ускользнул от компании на улицу. Дощатым забором отгорожено какое-то строительство, чем-то Союз напоминает, странно видеть такое в центре Парижа. У меня два часа свободного времени. Двинулся по улочкам, заглядываю в торговые места. Большой магазин прессы, уединился, полистал порнографию. Да-а! Позы у некоторых дам – трудно пересказать. Забрёл на улочку иностранных представительств. Английский флаг, военная охрана у очень громоздкого, изогнутого и ободранного здания. На каждом углу много полиции. Надо возвращаться, встречаю наших, не все выдержали музейное хождение. Собрались под аркой, движемся в ближайший сквер, опять «пикник». Раскладываем продукты на лавочке, тут же сидит посторонний, безучастно относится к нашим манипуляциям. Появляется бочонок вина. Сочетаю пиво с вином. Интересно здесь закрывается бутылка пива, пробка такая же, а на горлышке бутылки 2-3 нитки резьбы. Открывать просто, отворачиваешь пробку и всё. И не надо откупорочных ключей, обдирать столы-подоконники. Расположились на газоне, после трапезы смакуем вино из пластиковых стаканчиков. Спрашивают: пойдём прогулкой по городу или есть желание посетить выставку эмприсионистов? Кравченко и Загирняк приняли второе предложение, ну а мы отправились в прогулку по Парижу. Везде преследуют надписи «SOLDES» - уцененные товары. Всё, что не покупается какое-то время, удешевляется. И люди с небольшим достатком раскупают. Большой магазин, дают 45 минут на ознакомление и прочее. Почти всё время провел в спортивном отделе. Ужасно убогие ледобуры, зато «бананчики» нарядные, вот бы Ленке такой. Но цена … 150 фр. Сбор, уходим. Французы волнуются: нет двоих Сашек. Ничего. Догонят. Догнали. Мы на застроенной площади – оказывается это место бывшего знаменитого рынка «Чрево Парижа». Я столько о нем читал и слышал, оказывается, его как 10 лет назад убрали. И на этом месте устроено странное сооружение с ямой посредине. Знаменитая улица Сант-Дени, вечером здесь можно купить женщину, а сейчас зазывают рекламой маленькие кинотеатры. С Цымбалом заглядываем в фойе одного из них. Прейскурант: ленты 10 минут – 10 франков, 20 минут – 15 фр. И на стенах кадры с этих фильмов на выбор. Порнография по черному. Секс крупным планом. Да-а! Для познавательности можно было бы 10 франков потратить. Но нет времени, нас ждут. Выскакиваем на улицу. А где же наши? Ага, они в магазинчике все. Заходим с Лехой и мы. Мамочка моя! Вся стена и витрина занята имитаторами мужских членов самых разнообразных видов, форм, цветов, размеров. Есть даже с резьбой. Некоторые, особенно один черного цвета, даже трудно представить применительно к женским половым органам. ЗФ удивленно разглядывает целый набор каких-то приспособлений, одна вещь наподобие шомпола вообще доконала его богатое воображение. Листаю красочно оформленную под журналы литературу, это же надо так сексуально изгаляться. Цветные фото группового секса, целые «паровозы», переплетенные тела и т.д. Но цены журналов по 80…120 фр. Есть на полках книги соответствующего содержания, запечатаны в футляр, не полистаешь, ну и цена до 500 фр. Ткаченко, видимо вконец убитая черным «мастодонтом», выходит на улицу, мы следом. Лимит времени. В 17.00 у нас встреча у парка Люксембург. Движемся по улочкам дальше. Ребята приобретают маленькие ярко красные рюкзачки за 50 фр. Брагин вдобавок кроссовки за 120 фр. и кучу белых носков (сейчас они у них в моде). Подходим к живописному зданию, какие-то переплетения труб, переходов, лестниц. Это что? Магазин? Оказывается развлекательный центр. Здесь на площади теперь уже мы стали зрителями уличного театра. Артист выделывал различные цирковые номера, жонглировал. Затем взял в толпе зрителей паренька, дал ему задание повторять его движения. И началось: поднял руку – тот повторил жест, вторую руку – повторил, ногу в сторону – опять скопировано. В общем, череда простейших движений, и вдруг артист делает кувырок-сальто в воздухе. Паренек, естественно, спасовал. Тут же с помощью двух добровольцев из толпы и шарфа проводится обучение этому кульбиту. К сожалению, время поджимает, уходим. Вот и Люксембургский сад, я по стереотипу обозвал его именем Розы Люксембург и удивился, что это не так. Кстати о стереотипах: во Франции нет женского дня 8-го марта, а День Победы есть, это большой праздник, но почему-то 8 мая. Здесь много религиозных праздников. Кстати мы уезжали из Берарде в день усопшей Девы Марии. Этот католический праздник отмечается по всей Западной Европе. Не работали французы 4 дня: два выходных, затем понедельник-вторник праздники. И никаких переносов по просьбе трудящихся в счет отпуска, субботников и т.д. Кстати, я считаю главным достижением этой западной демократии – наличие большого количества свободного времени. Аннет говорила, что на домашние дела тратит немного времени. А зачем? Если к услугам сервис. По пятницам, после работы они часто с друзьями скоростным поездом Париж – Лион отправляются в Альпы, а вечером в воскресенье обратно. Счастливые люди. И ещё насчет праздников: у них красный день 31 декабря, а не 1-го января. Уже шестой час, а Ромазанова до сих пор нет. Поджимает же время закрытия магазина. Сегодня нас наконец-то обещали отвезти в супермаркет, где можно скупиться. И вот теряем драгоценное время в ожидании этого идиота. Напротив нас оживленный перекресток. Вижу полицейского с большой скоростью пересекающую проезжую часть, слышится заливистая трель свистка. Удивленно вытягиваю голову: откуда такая скорость? Даже бегом так не разгонишься. Оказывается он на роликовых коньках. Практично. Много чего интересного здесь увидишь. Удивило отношение французов к пустой стеклянной таре (бутылки), они её не сдают. Сами бутылки ничего не стоят. На улицах просто стоят большие контейнеры, вот туда и бросают стеклотару. Она естественно бьется, но здесь считают, что лучше из стеклобоя сделать новую тару, чем мыть грязные бутылки. Наконец дождались «Нальчика», он не очень-то и спешил, покупал с Ольгой Владимировной, женой Клода, 2-х кассетник «Шнайдер». Едем в Виллибон, в супермаркет. Раньше мы уже заезжали сюда, но на немного. Сразу же идем в отдел радиоаппаратуры. Двухкассетники разных видов, цена от 500 до 1500 фр. Какой брать? Савостиков невольно выражает настроение и мысли большинства: «Пацаны! Я не соображаю в этой аппаратуре. Пусть кто-нибудь знающий скажет, что брать, и я возьму». Брагин у нас идет за знающего, советует смотреть на технические параметры магнитофона. По всему этому, по дизайну и приемлемой цене нам подходит «JVC». Меня заинтересовало наличие на тюнере коротких волн. Опять меня начали осаживать: «Зачем тебе КВ? Что, приемник слушать будешь? – Ладно. А без тюнера можно 2-х кассетник приобрести? – Таких не бывает». Всеобщий ажиотаж и эйфория. Инициативная группа: Варейкис, Цымбал, Андрейцо вместе с продавцом проверяют понравившийся нам «JVC». Оказывается, для прослушивания приемника надо выходить из здания. Экран. Вернулись довольные – звучание отличное. Брагин прослушивает шум работы двигателей магнитофона. Кто-то, увлеченный осмотром, сдернул охранную фишку сигнализации, раздался громкий звуковой сигнал. Здесь вся аппаратура снабжена маленькой коробочкой с проводком, если отцепить – срабатывает сигнализация. Хочу купить клавишный телефон. Они здесь разных видов и форм. Понравился в виде автомобиля, где кабина снимается и является «трубкой», но дорогой – около 250 фр. Других телефоны не интересуют, толпа мечется от 2-х кассетников к плеерам, к микрокалькуляторам. Сколько и что будем брать? Надо составить список. Кто-то сказал: «Блокнот и ручка есть у Шевченко». Нашли крайнего. Идет сложный разговор с продавцом через переводчика и каждый тянет этот тандем на себя. Столько аппаратуры, а собираемся покупать одой модификации партиями, нет. Надо определиться в количестве конкретно, и завтра все будет. Начинаю записывать, не закончил с 2-х кассетниками, как кричат: «Леха, пиши меня на плеер!». С другой стороны ЗФ говорит: «Надо составлять список на калькуляторы, меня ставь первым». Наш переводчик теребит: «Давайте быстрее количество, сейчас будем звонить на склад». Никак не закончу с «JVC», т.к. Корнеев собирается брать другой магнитофон «SHARP», за те же 990 фр. Цены психологически умно составлены, не 1000 франков, а 990. Самый дешевый телефон – 199 франков, а не 200 и т.д. Ткаченко ждет, какое решение примет Корнеев. Загирняк вообще пропал (убежал в другой отдел, где то же аппаратура). Межуется Кравченко, то на «JVC» запишется, то на «SHARP». Перешли к плеерам, собирались брать за 195 фр., но продавец рекомендует за 245 «Айову». Она с автореверсом, т.е. после проигрыша одной стороны кассеты автоматически переключается на воспроизведение другой стороны кассеты. Можно не переворачивать. Возникли сомнения: а наушники входят в эти 245 фр. Потому что Загирняку, покупающему автомагнитолу, сказали: «Колонки оплачивать отдельно». Некоторые из наших создают список на колонки для плеера. Андрейцо вообще покупает три плеера: два за 89, один за 245. Собирается брать и кассеты, очень дешевые. Упаковка из 5 шт. BASF – 72 фр., SONY – 69 фр. Всё надо купить, но хватит ли денег?! Сигнальные шнуры для магнитофона, оказывается, покупать надо отдельно. Телефонами интересуются и другие, заказывают каждый свой цвет. Есть зеленые, белые, вишневые, желтые. Пытаюсь проанализировать по стоимости свои заказы и свою наличность во франках. Нам дали здесь французы по 1000 фр., в счет 100 рублей (это эквивалентная сумма по официальному курсу СССР), насильно всученных Волохатым нашим французам на карманные расходы, когда они были у нас в путешествии. Начинаем считать: 50 в общую кучу, 50 на значки, на руках имею 900 фр. Предполагаемые покупки: магнитофон «JVC» - 990, плеер «AIWA» - 245, телефон – 199, шнуры магнитофонные – 50, кассеты магнитофонные в упаковке 72+69. Итого 1625 фр. За счет торговой скидки, которая будет равна 22%, вместо ожидавшихся 25%, должен выйти на нужную сумму. Наконец-то готовы списки, и я передаю нашему переводчику, Лиле, сколько и чего мы берем. Такие оптовые покупатели, наверное, не часто бывают в этом магазине. Тем более заработок продавца здесь зависит от стоимости реализуемого товара. Итак, магнитофон «JVC» за 990 фр. покупают 9 человек: Ляпин, Шевченко, Волохатых, Супрун, Варейкис, Кузнецов, Андрейцо, Цымбал, Савостиков. «SHARP» берут четверо: Корнеев, Ткаченко, Загирняк, Кравченко. Никак не могли понять, почему покупаем 13-ть магнитофонов, когда нас в магазине 14 («Нальчик» себе уже купил). Затуркались совсем, забыли про Брагина, он у нас состоятельный мужчина и уже имеет дома 2-х кассетник. Подали также списки на три вида плееров: что-то простенькое по 89 фр., «SONI» за 195 фр., «AIWA» - по 245. На телефоны по 199 фр. Калькуляторы «SHARP» 2-х видов: 89 и 29 фр. Колонки для плеера по 80 фр. Магнитофонные кассеты BASF и SONY. Наконец закончили со всеми этими делами, надо пробежать по супермаркету. Действительно, купить здесь можно всё. От хлеба, ручки, часов и до автомобиля. Видели специальный отдел «Лада», стоят наши ВАЗ 2108 по 40.000 фр., 2109 – по 50.000 фр. «Нива» подороже, за 70.000. Она идет у французов за джип, это сейчас модный ходовой товар. Выходим на улицу к стоянке, где наши автобусы. Вытаскиваю с багажного отсека бочонок с вином, пластмассовые стаканчики. Пока все не собрались, смакуем лежа на травке бургундское, обсуждая приобретенную аппаратуру, хотя товар еще где-то на складе магазина. Собрались, едем к себе. Говорю Корнееву: «Толку, что дали нам общий счет на покупки, нужно же разбросать на всех, заодно и проверить все ли желания свои отразили в списках». Переводчик Лиля просила нас выкупить всё, что заказали, а то неудобно будет. МВ уже колеблется, говорит: «Слишком много набрал, не хватает франков». Валера начинает рисовать «шахматку». Приехали. Татьяна сразу засела у себя в комнате заполнять таблицу покупок – «шахматку». Она потребовала у меня мой блокнот с записями. По очереди заходим к Ткаченко, платим ей, заодно сверяем записи и свои заказы. Идут в зачет деньги за реализованные Мишелем после нашего уезда ледобуры. Моя аппаратура стоит 1314 фр., минус 249 фр. за ледобуры, мне надо сдать 1045 фр. Принимаем душ, все тягают мой шампунь. Принаряжаемся, сегодня вечером прощальный ужин. Опять в том же помещении, где и ужин встречи. Присутствовало много французских коллег, смотрели слайды, видео про себя, пели под гитару. Было много еды, вина, виньяка. Танцевали. Набрались здорово. Веселье перешло в наш дом, «квас» продолжался до утра. Савостиков нашёл какого-то бывшего наёмника, воевавшего в Алжире, пил с ним всю ночь. Да мало кто спал в прощальную ночь.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 19 авг 2019, 17:19

19.08.89. Утром большие дозы кофе – надо же было встряхнуться после бессонной ночи. С собранными шмотками, помахав ручкой гостеприимным хозяевам Сант-Даламбера, уезжаем в магазин. Планировали не задерживаться в супермаркете, заглянуть же надо и в Парижские магазины, кое-кого еще интересует спортивный ассортимент. Но получилось по-другому. Весь день до поезда провели в «своём» супермаркете. Корнеев и Ткаченко сами произвели коллективную закупку аппаратуры. Хорошо не надо распечатывать коробки и опробовать купленное, фирма гарантирует. Пока мы ходили по магазину, вытянувшемуся ей богу на полкилометра, вся наша аппаратура попала в автобусы. Оказывается Татьяна, тоже мне бухгалтер, неправильно подсчитала скидку, и нам вернули по 100 фр. Хорошо хоть ошиблись в эту сторону. Мечусь по отделам, покупаю всякую мелочовку. Хотелось бы приобрести какую-нибудь электронную игру для Кирилла. В видике «Профессионал» подсмотрел робота-игрушку, который поднимает руку при соответствующем жесте подошедшего, но такого не оказалось. В поисках мне помогает Мартин, самому трудно ориентироваться в этом ошеломляющем мире вещей. Купил в итоге какую-то электронную игру (не совсем удачное приобретение). Хочется найти рюкзак-ранец Кириллу. Хорошие – дорогие, 100-120 фр. Взял подешевле за 35 фр. Часы электронные вообще даром – за 15 фр. Взял одни, потом вернулся – хотел ещё купить, но наши размели всё. Взял детские с крышкой в виде головы совы, тоже за 15 фр. Т.к. заторчали надолго нас обедают здесь же, в фирменной закусочной «Макдональдс». Всё здесь выдаёт автомат на подносе. Расфасовано. Вкусно. Делимся впечатлениями о покупках. Брагин приобрел две пуховки, себе и жене по 300 фр. Идём опять в торговый зал, на руках выданные Ткаченко 100 фр., этого мало для хорошей вещи и много для безделушек. Кстати, здесь покупатели громадные тележки катают по магазину, туда покупки складывают, туда и детей сажают. У касс очереди, сегодня день покупок, а приобретают французы сразу помногу. При покупке свыше 1000 фр. скидка до 10%. Разглядываю аппаратуру в другом отделе, хорошая и у них дорого стоит, по цене автомобиля – до 15.000 фр. Хожу по громадному универсальному залу супермаркета, пытаюсь что-то подобрать маме на подарок ко дню рождения. Время поджимает, скоро поезд, а мы ещё даже не в Париже. Рядом лихорадочно выбирает товар Загирняк. Спешно движемся к кассам, а там очереди и у каждого тележки завалены покупками до нескольких десятков наименований. Стоим, нервничаем, споро работают кассиры. Весь товар в упаковках с нанесенной магнитной меткой. Подносится метка к окошку кассового аппарата, цена заносится в сумматор и одновременно снимается магнитная лента с товара (размагничивается). В противном случае на выходе с магазина сработает сигнализация. Уже до кассы рукой подать, там маленький ленточный конвейер, куда выкладывают покупки, как нам жестами объясняют, что в этой кассе рассчитываются только по кредитным картам, или как там они называются. Миша хлопает себя по лбу: «Здесь же должна быть экспресс-касса на 2-3 покупки». Тоже мне «американца» всё время корчит, а тут не сообразил раньше. 30 минут в очереди зря простояли. Спешим к автобусу, по дороге Корнеев с Ткаченко просят доставить тележку с их товаром к автобусу. Им ещё надо что-то купить. Они же сначала занимались закупкой коллективной аппаратуры, потом сувениры советским боссам, теперь вот свои проблемы. У Татьяны как всегда накладки. Как она умудряется при таких внутренних данных работать бухгалтером? Они набрали покупок, подъезжают к кассе – у Ткаченко пропали деньги. Давай на попятую. Только через час, донельзя расстроенная, она находит пропажу … у себя в кошельке. А это всё время! Сидим все в автобусе, французы нервничают, время подпирает, а Корнеева и Ткаченко всё нет. Клод весь извелся, до поезда меньше 2-х часов. Наконец-то появляются наши пропавшие. Едем в Париж. Несколько раз едва не застреваем в автомобильных пробках. Слава богу, успели. Тащим вещи и в руках, и в зубах.
фото 29.jpg
Появляется Волохатых, его возили в спортивный магазин для приобретения «Кофлаков» Иванову. Коля говорит, что со своим магазином мы пролетели мимо намеченного кофе в парижской квартире Мартин. Есть ещё несколько франков, в киосках приобретаю одноразовые зажигалки по 10-12 фр. Всё! Вся валюта потрачена. Оставил лишь красивую, посвященную 100 - летию революции 10-ти франковую монету, датированную 1989 годом, да несколько мелких монеток-сантимов для Кирилла. Последние снимки на память, прощание.
фото 30.jpg
Садимся в вагон. Машем руками французским друзьям. Трогаемся. До свидания, Париж. Мелькает намалеванная надпись на закопченном здании «Paris – 300 m». Расселяемся по купе теми же составами, что и сюда ехали. Разбираемся с покупками. Как-то надо распределить купленную оптом аппаратуру, с телефонами проще – раздали каждому согласно заказанного цвета. Потом выдали плеера, кассеты. С 2-х кассетниками трудности: один «JVC» и один «SHARP» без упаковок. Наверное, отдавали прямо с витрины. Есть ли добровольцы? Корнеев без разговоров забрал себе безупаковочный «SHARP». А по «JVC» по общему согласию, Супрун специально спрашивал каждого, решили бросить жребий. А до этого разразился скандал. Оказывается, Ляпину не купили калькулятор. Проверили: нет его в списке, не оказалось и в моем блокноте. Зорий рвал и метал, обвиняя меня в разгильдяйстве и прочих грехах: «Алкоголики, ничего на трезвую голову не делаете …» и т.д. Пытаюсь возразить: «Согласен, Зорий Федорович, что в этой кутерьме, когда меня дергали в разные стороны, я мог ошибиться и не внес Вас в список. Но для этого же и делалась сводная таблица, чтобы каждый проверил. Да Вы же платили деньги, конкретную сумму, всё же считалось до франка». Никакие оправдания не принимаются. Всё равно разгильдяй и пьяница. При отъезде с Парижа наши друзья отдали Волохатых семь магнитофонных кассет с записями. Коля предлагает их разделить. А как? Обсуждаются варианты распределения. Я вообще в этом не участвую. Никак не могу отойти от конфликта с ЗФ. Неужели мы из-за каких-то вещей готовы перегрызть друг другу глотку. Ведь всё наше клубное существование (и такие вот поездки тоже) – это же результат нашего семейного содружества, единения интересов. Ну, вещь – это же грош, важнее атмосфера, дух, ну не знаю, как ещё всё это назвать. И это ЗФ, которого я прежде считал не то что сторонником, а одним из авторов нашего коллектива. Страсти с дележом кассет распаляются. Руководит процессом опять почему-то Супрун. Снова жребий? Цымбал отказывается. Он согласен участвовать только при условии справедливого дележа на всех других подарков: шайбы, лыжи, обвязка (в Шамони) и другого. Разгорается горячая дискуссия по этому вопросу. Ткаченко предлагает отдать всё в клуб, в Ворошиловграде раздать по низовым секциям области. Мне подумалось: лучшему спортсмену секции вручаются непонятные спортивные брюки, зато французские! На голову не натянешь. Цимс уже зарядил свой плеер кассетой, он купил батарейки, дорого стоят, два элемента – 18 франков, но может это и аккумуляторы. Дал мне послушать, волшебное звучание. Решили поделить по купе данные нам французами на дорогу продукты. Теперь всё делим. Гауляйтер возложил эту функцию на Супруна и Савостикова. Раздаются сыр, ветчина, хлеб, йогурт, джем, колбаса. Хлеб, апельсины, яблоки, пиво, джус и т.д. В первом купе разворачивается привычная обстановка – Волохатых, Кравченко, Цымбал. Мы потянулись туда. Вытаскиваются дежурные стопочки Волохатого. Потихоньку начинается привычный «квас». Нам, помимо бутылок, в дорогу дали бочонок с вином. У них в магазинах продают такие вот полиэтиленовые бочонки на 15 литров. Решаем бочонок оставить на день рождения Николая Волохатых – завтра, 20 августа. Не успели рассмотреть и распихать купленное, как Андрейцо, торгашеская душа, ходит по купе в попытках обменять свой плеер. Ему не нравится черный цвет, хочется серебристый. Также телефон предлагает мне обменять, у него зелёного цвета и в упаковке ручка в придачу, а у меня такого нет. Проезжаем границу Франция – Германия, нам же надо отметить на таможне торговые чеки. Надо зафиксировать вывоз товара за пределы Франции, французы же оплатили скидку (НДС) за аппаратуру из своего кармана, а по приходу торговых чеков с таможенной отметкой магазин им вернет эту сумму. Но таможенников нет, как и пограничников. Что же теперь делать? Мы же заняли, по существу, у французов около 30.000 фр. Правда, оставили им сотни две ледобуров. Они их реализуют и при последующих контактах попробуют нам передать горные ботинки («Кофлаки»). С нами в вагоне едет корреспондент газеты «Труд», освещал выступление какого-то танцевального ансамбля в Париже. Жаловался нам на мизерные суточные в 60 фр., по-моему, прибедняется – на такую сумму даже не пообедаешь. Так вот он нам подсказал, что исправить положение можно во французском посольстве в Москве, там отметить наши торговые чеки. Не отходим от первого купе, «квас» на уровне. Всё же вырубаемся рано, сказалась прошлая бессонная ночь.

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 21 авг 2019, 20:20

20.08.89. За окном Западный Берлин. Виден уже забор, отделяющий его от социализма. Проезжаем мост через реку. Вагоны снизу, из под моста, сильно обдуваются сжатым воздухом и опрыскиваются чем-то. Супрун высказался: «Смывают всю буржуазную заразу». Видны пограничные атрибуты. Самое интересное: дула и лица пограничников обращены внутрь, как охрана какого-то концлагеря. С западной стороны не видно никакой охраны. Опять сентенция Супруна: «Охраняет тот, кто боится». Умываемся, бреемся. Все спешат в первое купе поздравить Николая Григорьевича с днём рождения. Немного погодя там накрывают официальный стол, с других купе несем закуску. Распечатывается бочонок с вином, появляется нескончаемая «Перцовка». От имени всех дарю Волохатых пепельницу-сувенир. «Квас» перемежается перерывами на курение и на игру в преферанс. Иногда заглядываю в своё купе, где Савостиков всё раскладывает и любуется сувенирами и приобретенной мелочёвкой. В эти моменты меня как всегда по дороге домой из-за границы начинают мучить сомнения, что в качестве подарков надо было купить не это, а то и т.д. В купе Корнеева начинается какой-то тихий келейный делёж. Оказывается, французы на вокзале сунули нам вместе с кассетами десятка полтора поношенных вельветовых джинс детского размера. И вот теперь это всё быстренько расхватывается. Проезжаем границу ГДА-ПНР, как подтверждение всё большей ненужности на таких границах пограничного контроля сначала нам делают в паспортах отметку о вьезде поляки, а за ними заходят немецкие пограничники, не глядя штампуют отметку о выезде из ГДР. Всё любуемся видом транзитной визы ФРГ – целое произведение искусства, особенно печать. В центре кружок с буквой «D», которая при изменении угла зрения меняется в размерах. Умеют же капиталисты. Весь день прошёл в привычном «квасе». Иногда на редких остановках, таких, как Варшава, выходим подышать воздухом. Сервис в вагонах по первому классу, чистота, чай 3-4 раза в день. Но эта бригада проводников по капиталистической Европе закрыла входную дверь и не пускала на остановках на улицу. А когда ехали туда – никаких проблем не было. И что удивило, в любое время суток один проводник всё время бодрствует. По мере приближения к Союзу напряжение возрастает. Что будет с нашей аппаратурой? Какие таможенные вывихи нас ждут? Кто-то прочитал в «Правде» ещё во Франции (наши газеты попадают на Запад с опазданием в 5-7 дней) об ужесточении пошлин на ввоз. Как обложат наши магнитофоны данью, а денег у нас нет с собой, придется оставлять всё в Бресте. А потом приезжать туда, выручать аппаратуру, с Ворошиловграда не близкий свет. В общем, кошмар и волнения. Стали в купе всё распихивать, чтобы эти коробки в глаза не бросались. А тут у нас ещё в купе мешок глаза мозолит, но он со снаряжением, пусть смотрят. Вот и граница, все в напряжении. Интересно, а проводники нас не заложат? Официальному лицу должно быть интересно: как всё это можно купить во Франции, а у каждого покупок на 1500 фр., если нам не меняли ни франка? Все затаились по своим купе. Уже ученый: запасливо сходил в туалет, таможенная процедура тянется не менее 3-х часов. Идёт таможня в виде женщины, буквально пробегает через вагон, забирая декларации, с возгласом: «А-а, спортсмены!». И всё, мол, раз спортсмены, что тут проверять. Уже второй раз в этом году в Бресте (первый – из ГДР в марте) сталкиваюсь с ситуацией, когда статус спортсмена освобождает от таможенного досмотра. Пограничный контроль был чуть раньше, мы, в ожидании таможенного шмона, его и не запомнили. Но наши пограничники перед отметкой хоть внимательным сверлящим взглядом (везде враги) окидывают тебя, непроизвольно подбираешься. Никак не можем поверить, что граничный контроль пройден. Можно выходить на перрон, паспорта нам вернули. Хмель в голове плескается, кажется, он и не прекращался с самого выезда с Ворошиловграда. Спадает нервное напряжение, шутки, смех. У вагонов меняются колесные пары под «советскую» ширину колеи. Мы медленно гуляем по перрону. Все, пора в поезд. Едем уже по нашей Советской земле. Ну как тут не отметить это событие. Ложимся, как всегда, поздно.
Berlin_wall_13.jpg
21.08.89. Утром нас будит Брагин, в руке у него открытая бутылка коньяка «Арарат», каждому наливает по стопочке. Блаженный напиток. Таким оригинальным образом Владимир Михайлович будит весь наш коллектив. И завертелось. Утренний туалет, завтрак и опять большинство собирается у 1-го купе. Помаленьку начинается привычный «квас». У проводника сползла с лица маска безразличия к нашему непрерывному празднику, и он задал вопрос: «Каким же видом спорта Вы занимаетесь, что не просыхаете уже третий день!?». Играем в преферанс. Волохатых несколько раз залетает на мизере. И видя свое незавидное положение, всячески начинает срывать игру, чтобы не дойти до расплаты. Опять поднялся вопрос о кассетах. Решили довериться привычному жребию. Даже «железный» Цымбал молча сдался перед заграничными шмотками. Он уже второй день услаждает свой слух звучанием плеера и не стал отказываться от своей доли в кассетах. У ЗФ сегодня везучий день, по жребию ему досталась кассета, как и Волохатых, Шевченко, Ткаченко, Кравченко, Цымбалу и ещё кому-то. За окном мчащегося поезда ландшафт уходящего лета, которого я так и не заметил в поездках, всё как-то в снегах. Возвращаемся на Родину. Проводники уже устали делать замечания по поводу открытых окон. Ведь работает кондиционер. Как ни хорошо за границей, а домой тянет очень. А с другой стороны, после всего увиденного на Западе, все наши проблемы: национальные (таскание короткого рваного одеяла с головы на ноги и обратно), политические (наши парламентарии как дети, которым открыли рот, и вот теперь они строят воздушные замки), экономические (это только в Библии Моисей одним хлебом накормил всех) воспринимаются совсем нерешаемыми. Как же мы безнадёжно отстали от цивилизованного человечества! И при этом ясно – этот разрыв, даже при благоприятном стечении обстоятельств, преодолевать сто лет. Правильно делали все наши советские вожди, крепко державшие «железный» занавес. Кто заглянул за него на Запад, вряд ли станет в строй активных «строителей коммунизма». Не светлое будущее строили мы всё это время, а кормушку содержали для хозяев жизни, «слуг народа», так сказать. Едем по стране, до нас уже доносятся отголоски бурной политической жизни нашего общества. Раньше бы жадно впитывали информацию: «Ну, что там нового на сессии Верховного Совета?». А теперь трудно адаптироваться. Как птице, долго летавшей, привыкать к ползанию по земле. Ну что там они могут решить? Каменный век. И ещё долго не будут восприниматься, как имеющие вещественную ценность, советские рубли. Подъезжаем к Москве. Белорусский вокзал. Как бы столичные жулики не устроили нашей аппаратуре частичную утруску. Выгружаемся на перрон, гора коробок наших 2-х кассетников привлекает внимание. Гауляйтер, как всегда, развернул бурную деятельность - организовал носильщиков для вывоза наших вещей за баснословные 50 рублей. Рюкзаки и сумки мы бы и сами дотащили, а за червонец наняли транспортировку коробок. За 90 рублей Гауляйтер нашёл ПАЗик с Белорусского вокзала до Павелецкого, а сам погнал в посольство отмечать торговые документы, не проштампованные таможней. Кружимся около Павелецкого и не найдём место выгрузки. «Знатоки» отстаивают свои варианты. «Да ёлки-палки!» - напускаюсь я на Варейкиса-Ляпина – «придите Вы, наконец, к одному мнению». Причаливаем между какими-то складами. Время – около 16 часов. Отпрашиваюсь у ребят для бегства к справочному бюро, кассам. Мне хочется сейчас ехать не в Ворошиловград, а к родителям на родину. Ребята без меня сгружают вещи. Надо позвонить в Ворошиловград, чтобы встретили вещи и в Елань – узнать обстановку. Удивил сервис: родителям можно звонить по коду. Везде быстро дозвонился. Возвращаюсь на перрон к нашим, что за ерунда – среди рюкзаков не видно коробок наших магнитофонов. «Как! Ты ещё ничего не знаешь?». «Нет», - испуганно отвечаю я, а в голове уже мысли мечутся, отобрали, конфисковали и т.д. Оказывается, приезжал Кравченко: в посольстве потребовали для отметки торговых документов визуального наличия самого товара. Наши набросали в две «тачки» коробки с магнитофонами и разной мелочи в виде плееров, телефонов, какие нашли, и повезли во француэское посольство. Возвращаюсь к кассам и, мучимый страшными сомнениями, покупаю билет на вечерний поезд «Москва-Волгоград». Возвращаюсь к своим. А там опять обстановка поменялась. Привезли назад нашу аппаратуру, выгрузили и на этой же «тачке» Кравченко погнал по другим делам. Хлопцы считают упаковки: не хватает одного «Шарпа» и рюкзака Загирняка с аппаратурой. Как же так? Довозились. Все растеряны. Расстроенный Савостиков выходит покурить на стоянку такси, тут как раз подъезжает наш бравый Гауляйтер, расплачивается с водителем и уже отпускает его. Витёк подбегает к ним и к багажнику машины, а там … забытый под чутким руководством Николая Михайловича «Шарп» и рюкзак. Только перевели дыхание, следующее навалилось: с ПАЗика не выгрузили маленький рюкзак Варейкиса, положенный рядом с водителем на короб двигателя. В рюкзаке плеер, больше 200 рублей и, самое главное, загранпаспорт, подлежащий обязательной сдаче в ОВИР УВД. Все в трансе. Что же мы такие несобранные? Обсуждаются варианты выхода из этого положения. Первое: надо обязательно заявить в милицию о пропаже паспорта, второе … . И в разгар всего этого появляется водитель ПАЗика и вручает нам забытый рюкзак. ЗФ в порыве благодарности снимает с себя «французские» часы и вручает нашему спасителю. Красивый и эффектный жест, в духе ЗФ. Подают ворошиловградский состав, наш вагон далеко. В два захода переносим туда вещи, всё боимся что-то потерять. Наши ребята затарились в Москве «горючим». Жалко не буду участвовать в дальнейшем совместном путешествии. На моё свободное место никого не захотели брать, хотя варианты были. Грузим шмотки в вагон, доверяю своё, рюкзак, сумку, коробку с магнитофоном Ляпину. Прощаюсь с ребятами. Отправление. Я остался один. Объявили о задержке моего поезда на два часа. Мелькнули вдали хвостовые огни ворошиловградского поезда. Всё! Наше путешествие во Францию завершилось. По дороге в родную Елань на вокзале г. Балашов запомнилось сказанное вскользь: «Люди сделали возникание». Даже записал в свою записную книжку (поэтому и запомнилось).

Р.С. На этом повествование о путешествии во Францию заканчивается.Но не заканчиваются путешествия автора, Шевченко Алексея Григорьевича. Вот позавчерашнее фото его встречи с сыном и внуками в аэропорту Бен-Гуриона. :drinks:
Вложения
2019-8 19 Бен Гурион.jpg

Аватара пользователя
ADK
Сообщения: 3117
Зарегистрирован: 21 дек 2011, 02:28
Контактная информация:

Re: Франция - 30 лет назад

Сообщение ADK » 01 сен 2019, 10:03

Ссылка на видео «89-8 Париж-30 лет назад»
https://cloud.mail.ru/public/4Moy/5Eb23gyaA
Вложения
фото 05.jpg

Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость